П.Кругман. Падение Американской империи

Падение Американской империи

Правительство Соединенных Штатов, по политическим соображениям, буквально вырывает детей из рук родителей и помещает их в огороженные загоны (которые, как настаивают чиновники, вовсе не являются клетками, конечно нет). Президент США требует, чтобы правоохранительные органы прекратили расследования в отношении его сподвижников и, вместо этого, занялись его политическими врагами. Он оскорбляет наших демократических союзников и восхваляет кровожадных диктаторов. И глобальная торговая война кажется все более вероятной.

Что общего у этих историй? Очевидно то, что все они связаны с характером человека, обитающего в Белом доме, и, конечно, худшего человека из всех, кто когда-либо занимал эту позицию. Но есть и более широкий контекст, и речь идет не только о Дональде Трампе. То, что мы наблюдаем, является методичным, планомерным отказом от давних американских ценностей — ценностей, которые на самом деле сделали Америку великой.

Америка уже давно является могущественной нацией. Если конкретно — мы вышли из Второй мировой войны с таким уровнем экономического и военного могущества, какого мир не видел со времен расцвета древнего Рима. Но наша роль в мире всегда определялась чем-то большим, чем деньги и оружие. Речь идет об идеалах: Америка всегда стояла за что-то большее, чем она сама — за свободу, права человека и верховенство закона как универсальных принципов.

Конечно, мы часто недотягивали до этих идеалов. Но идеалы были реальными и играли большую роль. Многие страны проводят политику расизма; но когда шведский экономист Гуннар Мюрдал написал в 1944 году свою книгу о нашей «негритянской проблеме», он назвал ее «Американской дилеммой», потому что он рассматривал нас как нацию, чья цивилизация имеет «аромат просветительства» и чьи граждане знали в определенной степени, что наше обращение с чернокожими противоречило нашим принципам.

И его вера в то, что у Америки было моральное ядро — а может быть даже нравственное величие, была , в конечном итоге, подтверждена ростом и успехом, пусть и неполным, движения за гражданские права.

Но как американская высокая нравственность — слишком часто, признаться, оскорбляемая, но все же реальная — связана с американской властью, не говоря уже о мировой торговле? Ответ в том, что в течение 70 лет американская высокая нравственность и американское величие шли рука об руку. Наши идеалы и тот факт, что другие страны знали, что мы придерживаемся этих идеалов, сделали нас новым типом великой державы, державой которая внушает доверие.

Подумайте вот о чем. К концу Второй мировой войны мы и наши британские союзники фактически захватили большую часть мира. Мы могли бы стать постоянными оккупантами и/или устанавливать подчиненные марионеточные правительства, как это делал Советский Союз в Восточной Европе. И да, мы сделали это в некоторых развивающихся странах; наша история, скажем, с Ираном не совсем хороша.

Но то, что мы, в основном, делали вместо этого, помогло побежденным врагам встать на ноги, создать демократические режимы, которые разделяли наши основные ценности и стали союзниками в защите этих ценностей.

Pax Americana был своего рода империей; Конечно, Америка долгое время была первой среди равных. Но по историческим меркам это была удивительно доброжелательная империя, удерживаемая мягкой силой и уважением, а не силой. (На самом деле есть некоторые параллели с древним Pax Romana, но это другая история.)

И хотя у вас может возникнуть соблазн рассматривать международные торговые сделки, которые, по словам Трампа, превратили нас в «копилку, которую грабят все остальные», как совершенно отдельную историю, это не так. Торговые соглашения были предназначены чтобы сделать (и сделали) Америку богаче, но с самого начала они были о большем чем о долларах и центах.

Фактически, современная мировая торговая система была детищем, в основном, не экономистов или деловых кругов, а Кордела Халла, долгое время бывшего государственным секретарем в администрации Рузвельта, который считал, что «процветающая торговля между народами» является важным элементом в построении «прочного» мира».

Так что о послевоенном создании Генерального соглашения по тарифам и торговле надо думать в рамках той же самой стратегии, которая более или менее одновременно породила план Маршалла и создание НАТО .

Итак, все, что происходит сейчас — это единое целое. Совершение злодеяний на границе, нападения на местные законы, оскорбление демократических лидеров, восхваление бандитов и разрыв торговых соглашений, — это все говорит о конце американской исключительности, отказу от идеалов, которые отличали нас от других могущественных наций.

И отказ от наших идеалов не сделает нас сильнее; он сделает нас слабее. Мы были лидером свободного мира, как моральным, так и финансовым и военным. Но мы все это теперь отбрасываем.

Более того, это даже не будет служить нашим собственным интересам. Америка не так сильна, как 70 лет назад; Трамп совершенно оторвался от реальности, если думает, что другие страны отступят перед лицом его угроз. И если мы идем на полномасштабную торговую войну, которая кажется все более вероятной, и он, и те, кто голосовал за него, будут шокированы тем, как это произойдет: некоторые отрасли промышленности выиграют, но миллионы рабочих будут выброшены на улицу.

Так что Трамп не делает Америку великой снова; он разгромил то, что сделало нас великими, превратив нас в очередного хулигана — того, чье агрессивное поведение будет гораздо менее эффективным, чем он воображает.

 

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий