П.Кругман. Опасности группового мышления

pic

На днях я столкнулся за завтраком с Оливье Бланшаром. Это совсем не так прозаично, как кажется, потому что мы оба оказались в Гонконге. С другой стороны, это не такое уж невероятное совпадение, как может показаться, потому что там проходила большая конференция по финансам, а экономистов, которых приглашают на подобные мероприятия, не особо много.

Если смотреть более широко, то многие люди, которые либо определяют монетарную политику, либо комментируют ее и пользуются влиянием, принадлежат к так называемой кембриджской мафии 70-х. Бланшар, Бен Бернанке, Кен Рогофф, Марио Драги и ваш покорный слуга пересекались в Массачусетском технологическом институте в середине 1970-х. Ларри Саммерс в то же самое время был в Гарварде и слушал некоторые курсы в МТИ, и почти все из этого списка были студентами Стэна Фишера.

Я упомянул об этом не для того, чтобы похвастаться членством в эксклюзивном клубе, а просто чтобы показать, что члены этой группы имеют довольно схожие взгляды на то, как работает политика. Мне всегда смешно, когда люди пытаются представить меня в образе оголтелого марксиста, чьи взгляды на монетарную и фискальную политику полностью отличаются от мейнстрима. Возможно, мои суждения резковаты, но, по сути, нет большой разницы между тем, что говорю я, и высказываниями моих ультрареспектабельных бывших однокашников.

Все это подводит меня к главной мысли.

Вопреки обыкновению у меня и Бланшара (главного экономиста МВФ) есть сейчас серьезные разногласия относительно американской монетарной политики (это не инсайдерская информация – он сам заявил об этом на конференции в тот же день). Я очень опасаюсь, что Федеральный резерв может слишком рано повысить процентные ставки, а он настроен оптимистично и считает, что риск возникновения в США дефляционной ловушки японского типа минимален и все указывает на необходимость повышения ставок уже в текущем году.

Оглядываясь вокруг, я понимаю, что наши разногласия являются частью более серьезного раскола. Среди представителей кембриджской мафии и в целом среди специалистов, придерживающихся более или менее кейнсианских взглядов, есть острые разногласия относительно монетарной политики США в ближайшей перспективе. И этот раскол, похоже, зависит только от одного момента: занимает ли тот или иной экономист руководящий пост. Саммерс в свое время управлял миром, но сейчас он говорит то же, что и я. Выступая в прошлом месяце на Всемирном экономическом форуме в Давосе, бывший министр финансов США предупредил, что «главными угрозами нашего времени являются дефляция и затяжная стагнация» и что «нет достаточных оснований для ужесточения политики. ФРС не следует бороться с инфляцией, пока она не столкнется с ней нос к носу».

Я писал то же самое в прошлом месяце: «Не повышайте ставки, пока не столкнетесь с инфляцией нос к носу, а на данный момент нет абсолютно никаких признаков того, что инфляция близка».

Так откуда же берется этот раскол? Мы опираемся на одни и те же факты. Мы используем экономические модели, которые не сильно отличаются друг от друга. Мы живем в мире неопределенности, но почему те, кто занимает ответственные должности, оказываются по одну сторону этой неопределенности, а остальные – по другую?

Ну, даже умные, гибкие люди могут стать жертвами группового мышления – когда люди в закрытой группе повторяют друг другу одно и то же. И я опасаюсь, что именно это происходит с инсайдерами. В целом среди аутсайдеров такое менее вероятно, хотя кейнсианские экономические блоги формируют подобие тесной дискуссионной группы, которая может оказывать аналогичное воздействие.

Но если вы спросите меня, среди инсайдеров сейчас наблюдается пугающая самоуверенность, и я бы настоятельно советовал им задуматься о возможных последствиях их ошибок.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

Не надейтесь, что инсайдеры сделают все правильно

Вы можете с умилением вспоминать ваши студенческие годы и Ларри Саммерса, но с тех пор он стал самым эффективным в истории лоббистом интересов Уолл-стрит. Его рекомендации относительно экономической политики и его умение превратить их в законы сделали богатых еще богаче, а бедных еще беднее. Уолл-стрит щедро вознаградила его.

Теперь Саммерс предупреждает нас, что зарплаты слишком низки, что нам грозит дефляция, что недостаточно денег тратится на инфраструктуру и что действия Уолл-стрит слабо контролируются.

Все эти проблемы помог создать именно Саммерс. Его публичную позицию следует рассматривать только как часть усилий, направленных на то, чтобы снова стать инсайдером. Должно быть очевидно, что любое преодоление созданных при его содействии экономических трудностей зависит в первую очередь от нашей способности держать людей вроде Саммерса подальше от власти.

– Без имени, Нью-Йорк

Это выглядит безумием, когда представители центральных банков по всему миру так открыто выражают беспокойство по поводу возможного роста инфляции в период стагнации и низкой инфляции.

Точка зрения, что инфляция, стоит ей только начаться, сразу выходит из-под контроля, не подтверждается данными, собранными за 30 лет наблюдений. Я также не понимаю, почему инфляция – это так плохо. На худой конец, нам стоит задуматься о той пользе, которую более высокие инфляционные цели могут принести в борьбе с проблемой нулевых ставок. Недавняя история (в Японии, а потом в еврозоне) показала, что слишком низкая инфляция может наносить вред.

Так что риск неодинаковый, а центральные банки продолжают беспокоиться по поводу меньшей угрозы, которая, как утверждают рынки, куда менее вероятна.

– Sanjai Tripathi, Орегон

Иногда я придерживаюсь такой философии: «Ничего не делай, просто стой и смотри!»

Есть ли сейчас основания для повышения ставок? Американцы вовсе не добиваются, чтобы инфляция взлетела до небес или хотя бы даже выбралась из ямы.

Зарплаты не растут. И нет новых перспективных отраслей, которые бы расхватывали выпускников вузов. Цены на энергоносители остаются низкими. Цены на недвижимость стабильны.

Да, республиканцы могут погубить экономику, чтобы манипулировать общественным мнением накануне выборов 2016 года, но если они победят, экономика будет самой меньшей из наших проблем.

– Joseph O’Shaughnessy, Иллинойс

Лучше опоздать. Инсайдерам следует напомнить, что если Федеральный резерв опоздает с повышением ставок, то он всегда сможет повысить их больше, чем на четверть процента за раз. Поскольку ФРС считает провалом необходимость действовать быстро, чиновники больше озабочены не достижением полной занятости, а тем, чтобы люди думали, будто все под контролем.

– Bill, Пенсильвания

Когда ученый ошибается, он может просто написать статью о том, почему он ошибся. Когда ошибается чиновник, он теряет работу.

– Без имени, Нью-Йорк

http://www.ng.ru/krugman/2015-02-09/5_group.html


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий