П.Кругман. Давно политизированный спор по поводу экономии

Бакли

ФОТО SAM FALK/THE NEW YORK TIMES Американский писатель Уильям Ф. Бакли-младший, основатель консервативного журнала National Review, в 1965 году.


Недавно экономист Тони Йейтс задался в своем блоге вопросом: «Почему мы все не можем ладить между собой?» Он сокрушается по поводу очередной, явно политизированной кампании в защиту экономии и пишет: «Это очень печально, что данная дискуссия превратилась в спор между правыми и левыми. Я не вижу причин для этого». (Его пост можно прочитать тут: bit.ly/1M8duAC.) Однако спор по поводу циклов деловой активности всегда был камнем преткновения для левых и правых. Правые всегда крайне враждебно относились к предположению, что экспансионистская фискальная политика может приносить пользу, а экономия наносить вред. Большую часть времени консерваторы также были противниками экспансионистской монетарной политики. Так что политизация макроэкономики – это не случайность, у нее есть глубокие корни.

И некоторые из нас годами обсуждают эти корни в статьях и блогах. Мы заметили, что после Второй мировой войны консерваторы и лоббисты, представляющие интересы крупного бизнеса, предприняли скоординированные (и позорные!) усилия, чтобы не допустить преподавания кейнсианской теории в университетах. Эти усилия увенчались уничтожением первого настоящего кейнсианского учебника. Книга Уильяма Ф. Бакли-младшего «Бог и человек в Йеле», опубликованная в 1951 году, стала обличительной речью против атеизма (или провала попытки ввести религиозное воспитание, что для него было одним и тем же) и коллективизма, под которым он главным образом понимал преподавание кейнсианской макроэкономики.

Так на чем же основаны возражения оппонентов? Самые лучшие истории, похоже, включают скрытые политические мотивы. Кейнсианская экономика, если она будет создана, будет означать, что правительству не нужно сильно переживать по поводу деловой уверенности и не нужно реагировать на рецессию урезанием социальных программ. Следовательно, кейнсианской экономики быть не должно, и с ней нужно бороться. Или, как я написал в 2013 году, «призывы к экономии можно рассматривать как своего рода противоположность клятвы Гиппократа: «Во-первых, не делай ничего для уменьшения вреда», потому что люди должны страдать ради успеха неолиберальных реформ».

Если вы считаете, что я слишком резок или помешан на заговорах, – пожалуйста, но какое объяснение тогда предложите вы? Ведь враждебное отношение консерваторов к Кейнсу – это не сиюминутная причуда. Оно передается из поколения в поколение и явно укоренилось очень глубоко.

Никто не переживает по поводу дефицита

Находясь в Великобритании, где все продолжают считать, что бюджетный дефицит – это главная проблема экономии, несмотря на убедительные доказательства обратного, я, чтобы взбодриться, время от времени смотрю на ситуацию дома, в Америке, и размышляю над полным коллапсом противников дефицита.

Один из способов убедиться в этом – проследить за исчезновением с экранов радаров сенатора Алана Симпсона. Другой способ – изучить результаты опросов, в ходе которых людей просят назвать важные вопросы. Например, CNN/ORC International задавали одни и те же вопросы на протяжении нескольких лет, и вот вам процент американских избирателей, которые заявили, что бюджетный дефицит – «это самый важный вопрос, который стоит перед страной на сегодняшний день»:

– январь’ 2013: 23%

– май/июнь’ 2014: 15%

– сентябрь’ 2014: 8%

Самый свежий опрос CBS/New York Times, в ходе которого респонденты должны были сами назвать главную проблему, показал, что бюджетный дефицит вообще не попадает в список.

И знаете что? Общественность права, а Очень Серьезные Люди были не правы и продолжают ошибаться.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ С САЙТА NYTIMES.COM

У консерваторов свой статус-кво

Неприятие консерваторами идей Кейнса не так уж трудно понять. Оно является результатом уверенности, что все должно работать определенным образом.

Возьмите, например, бюджет конгрессмена Пола Райана. Он утверждает, что снижение налогов на богачей в сочетании с урезанием социальных программ обеспечит лучший экономический результат. Мы знаем, что это не так, но он все еще держится за свой план. Почему? Просто потому, что он и ему подобные хотят быть правы. Они не могут понять основанную на спросе экономику, потому что это дает слишком большую власть простым парням. Консерваторы выступают против повышения минимальной зарплаты не потому, что бизнесменам станет труднее получать большие прибыли, а потому, что тогда власть кошелька окажется в руках бедняков.

– Craig, Орегон

Правительство – это единственный настоящий враг корпораций, а республиканцы уже более века являются партией, представляющей интересы бизнеса. Любой ущерб, нанесенный правительству, отвечает их интересам.

– D. Conroy, Нью-Йорк

Для большинства противников кейнсианства проблема заключается либо в тупости, либо в невежестве. Однако для некоторых людей все дело в личной выгоде. Им платят за то, чтобы они игнорировали реальность и рассказывали о достоинствах экономии.

– Christopher Neyland,

Миссисипи

Кейнс и экономическая наука в целом заинтересованы в оптимизации среднего уровня благосостояния в обществе. Однако те, кто стоит за толпой сторонников экономии, заинтересованы лишь в максимизации финансового разрыва между ними и массами. Чтобы этого добиться, нужно предпринимать действия, которые полностью противоречат предложениям Кейнса.

– Robert Monsen,

Калифорния

Источник: http://www.ng.ru/krugman/2015-06-08/5_spor.html

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий