Откуда в Китае столько пузырей?

Откуда в Китае столько пузырей?

Еще никогда прежде китайский рынки так сильно не напоминали казино в Лас-Вегасе. За последние несколько недель инвесторы довели торговые объемы до немыслимых высот, при этом в ходу буквально все, от куриных яиц до алюминиевой арматуры. Однажды за день было продано и куплено столько стали, что из нее можно было бы построить — ни много, ни мало — 178 тыс Эйфелевых башен. А хлопка хватило бы, чтобы одеть в джинсы всех людей на планете. Возможно, кто-то подумает, что китайцы — заядлые игроки, поэтому на их рынках творится такое безумие. Отчасти так и есть, но дело не только в людях. Государственные политики, реализуемые в Китае, фактически, создают максимально благоприятную почву для возникновения пузырей. Часть из них удается осторожно сдуть, но на их месте тут же возникают новые. И так будет продолжаться до тех пор, пока не изменятся правила.

Корень проблемы — это профицит ликвидности, «великий китайский денежный шар», который перепрыгивает из одного класса активов в другой, как мячик в автомате для игры в пинбол. Даже китайские власти признают, что именно их попытки защитить Китай от мирового финансового кризиса в 2009 году привели к возникновению такой горы неустроенных денег. Сейчас темпы роста кредитования и денежной массы в значительной степени превосходят инвестиционные возможности, имеющиеся в реальной экономике, которая, в свою очередь, захлебывается в переизбытке мощностей. И это еще не все. Общее социальное финансирование — самый широкий критерий объема кредитования в Китае — в прошлом году росло в четыре раза быстрее номинального ВВП. Деньги не стоят на месте; а избыточная ликвидность наводняет рынки жилья и финансовых активов. Прошлым летом все закончилось бумом и оглушительным крахом на фондовом рынке Шанхая. Теперь очередь за ценами на недвижимость в крупных городах — за минувший год жилая недвижимость в Шеньчжене подорожала более чем на 50 процентов, в США подобными темпами может «похвастаться» разве что Нью-Йорк.

Но правительство не то, что не собирается сворачивать с выбранного пути, оно удваивает усилия. В январе, вскоре после подготовки нового пятилетнего плана, ориентированного отчасти на необходимость сокращения мощностей в сталелитейной и угольной промышленности, власти снова ослабили требования к кредитованию. Итог: в январе объем заимствований вырос на 67 процентов, а по итогам первого квартала — на 43 процента. Эта мера должна была стимулировать рост ВВП — и так оно и было. Но все деньги ушли на кредитование зомби-бизнеса, а также на спекулятивные сделки с сырьевыми активами и облигациями. Кроме того, чиновники продолжают держать экономику мертвой хваткой, побуждая инвесторов при принятии решений ориентироваться не на реальные экономические факторы, а на политические заявления властей. Пока фондовый рынок не достиг пика в июле 2015 года, китайские лидеры всячески нахваливали достоинства акций и даже хвастались тем, каких заоблачных высот может достичь шанхайский индекс. А недавно они рекламировали прелести домовладения и даже снизили требования к размеру первого взноса для некоторых покупателей жилья. С тех пор как в декабре прошлого года правительство объявило о новых инвестициях в инфраструктуру, цены на строительные материалы, включая арматуру и цемент рванули вверх.

Теперь власти пытаются ослабить спекуляции на сырьевом рынке, для этого они подняли комиссии и сократили торговые часы. Эти меры дали результат. Но единственный способ не допустить появление новых пузырей в Китае — это ужесточить требования к кредитованию, снизить темпы роста денежной массы и позволить инвесторам достоверно оценивать активы, с учетом факторов риска. Если правительство и далее будет вмешиваться в дела рынка, чтобы остановить падение цен или спасти банки и инвесторов, никто не станет обращать внимание на вероятность убытков и возможность потерять свой капитал. Из-за огромных объемов ликвидности пока рано бить тревогу и говорить о том, что Китаю грозит кризис, подобный тому, который пережила Япония в 1990-е, или США в 2009 году. Но риски растут не по дням, а по часам. Деньги мечутся по китайской экономике, запертые внутри жестким контролем над потоками капитала. Это усиливает давление на валюту. Проницательные инвесторы уже ищут возможность выйти с этого рынка с минимальными потерями: доходность в Китае не достаточно высокая, чтобы компенсировать риски, связанные с инвестированием на рынках, которые полностью контролируются правительством. Рано или поздно, если обстановка продолжит нагнетаться, власти потеряют способность поддерживать юань и продлять кредиты бесконечно долго. В реальной жизни казино не может выигрывать всегда.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий