Новое искусство экономической войны

Новое искусство экономической войны

Западным правительствам необходимо использовать все доступные им данные и информацию для анализа эффективности своих беспрецедентных санкций против России. Каким бы ни был результат, уже ясно, что миру необходимо ввести некоторые правила, регулирующие такое ненасильственное оружие, прежде чем разразится следующий конфликт между великими державами.

НЬЮ-ЙОРК. Использование экономического оружия во время войны имеет долгую историю. Но рост глобализации и трансграничных цепочек поставок придал этим ненасильственным боеприпасам беспрецедентную силу. Несмотря на то, что экономические и финансовые санкции не могут поразить мгновенно, как артиллерийский снаряд, их воздействие, тем не менее, может быть разрушительным.

Экономическая война в глобализированном мире настолько нова, что мы еще не до конца понимаем ее, и ее регулируют лишь немногие правила. Не существует четко определенного списка карательных инструментов, а тем более достоверных оценок прямого и побочного ущерба, который каждый из них может причинить.

Итак, когда президент России Владимир Путин вторгся в Украину, западные политики внезапно столкнулись с трудностями, к которым они не были готовы. Администрация президента США Джо Байдена и союзники Америки по НАТО правильно решили сдержать Путина и не допустить перерастания войны в ядерный конфликт, используя вместо войск санкции.

Но теперь перед западными правительствами стоит огромная задача — использовать все новые данные и информацию, доступные для анализа эффективности этих инструментов. И миру необходимо ввести некоторые правила, регулирующие экономическую войну, прежде чем разразится следующий конфликт между великими державами.

Непосредственная забота состоит в том, как более эффективно использовать экономические санкции, чтобы победить Путина.

Отключение России от торговых и финансовых взаимодействий с США, Европой и другими странами с развитой экономикой нанесло российской экономике ущерб, но не такой сильный, как можно было бы подумать вначале. Например, эмбарго США на российскую нефть привело к тому, что цена на нефть марки Brent взлетела выше 100 долларов за баррель, что сопровождалось резким падением курса рубля по отношению к доллару США. Но рубль упал не так сильно, как многие могли ожидать, и в последнее время несколько восстановился.

Легко понять, почему это произошло. Рассмотрим рынок с несколькими покупателями и продавцами, на котором крупный покупатель U заявляет, что больше не будет покупать нефть у крупного продавца R. Будет первоначальный шок, когда U попытается купить у других продавцов, что вызовет рост цен. Но со временем этот эффект рассеется, потому что R может продавать кому-то еще, скажем, X, а поставщики, которые раньше продавали X, теперь могут перенаправлять часть своей нефти U.

Правда, цена на нефть все равно будет выше, чем до санкций, потому что более длинные маршруты поставок приведут к увеличению стоимости доставки. Но, как в одной из тех старых голливудских музыкальных сцен, где танцоры меняются партнерами, отношения поставок изменятся, и первоначальный шок пройдет. Шоу должно продолжаться.

Возможно, есть еще один смягчающий фактор, помогающий России. Скачок цен на нефть, вызванный эмбарго США, означает, что, даже если экспорт нефти из России сократится, ее общий доход может не упасть. Частичное восстановление рубля сигнализирует о том, что это может происходить.

Чтобы Россия не могла легко обойти нефтяное эмбарго США, Америке необходимо более эффективно использовать «тройственные угрозы» — вводя санкции не только против России, но и против тех, кто покупает ее нефть.

США являются мастером, когда дело доходит до триадных санкций, и они использовали их неэтичным образом против малых стран. В 1973 году, например, президент Ричард Никсон прекратил продовольственную помощь Бангладеш в разгар голода на том основании, что страна торгует с Кубой. В то время как шаг Никсона был неэтичным и не имел юридической основы, это изменилось с принятием в 1996 году Закона Хелмса-Бертона, макиавеллистского федерального законодательства, призванного изолировать Кубу. В моей книге «Прелюдия к политической экономии» я обсуждаю, как США использовали этот закон, чтобы задушить Кубу с помощью триадных санкций.

Точно так же США использовали тщательный стратегический анализ, чтобы увести мир от грани ядерной войны во время Кубинского ракетного кризиса 1962 года. Важно, чтобы Америка использовала аналогичную аналитическую точность сегодня, когда НАТО противостоит такому тирану, как Путин, на своей границе.

Чтобы победить эту угрозу, США должны более четко заявить, что их санкции против России предназначены только для Путина и его приспешников, и что Америка поможет полностью восстановить российскую экономику, как только нынешняя правящая клика Кремля уйдет. Это послание, которое должно дойти до всех россиян.

Другим долгосрочным вопросом, заслуживающим внимания, как недавно подчеркнул Рагурам Г.Раджан, является необходимость установления правил ведения экономической войны. В сегодняшнем глобализованном мире со сложными многонациональными производственно-сбытовыми цепочками крупные и могущественные государства могут использовать различные методы, включая прекращение поставок некоторых жизненно важных ресурсов, чтобы сгладить экономику другой страны.

Точно так же крупная держава, находящаяся в конфликте с развивающейся страной, может в течение нескольких недель спровоцировать гиперинфляцию, просто напечатав местную валюту и рассыпав банкноты по городам и поселкам. Если такие действия официально не запрещены, кто-то обязательно к ним прибегнет.

Жесткие санкции, которые Запад ввел в отношении России, могут быть оправданы для победы над Путиным, но они привели к беспрецедентной эскалации экономической войны. Точно так же, как у нас есть правила, регулирующие обычные войны, такие как запрет на нанесение ударов по гражданским лицам, нам нужно будет создать правила для того, что разрешено и что запрещено в экономическом конфликте.

 

Каушик Басу
— профессор экономики Корнельского
университета, старший научный
сотрудник Института Брукингса,
бывший главный экономист Всемирного
банка

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий