МВФ предупреждает: 5 признаков нового финансового кризиса

МВФ предупреждает: 5 признаков нового финансового кризиса

Почти месяц назад в Вашингтоне прошла конференция Международного валютного фонда (МВФ). Закрытость встречи и тихий выпуск отчета не смогли скрыть четких сигналов наступающего глобального экономического кризиса.

В ходе весенней встречи МВФ, в которой приняли участие пять представителей ведущих центробанков планеты, обсуждалось 50-летие создания специальных прав заимствования (СДР).

Специальные права заимствования — условная расчетная единица МВФ, которая используется при расчетах между странами и для предоставления кредитов. СПЗ представляют собой сумму резервных платежей государств в резервной системе.

На первый взгляд, тема скучная, но, если читать между строк, можно прийти к очень важным выводам. Дискуссия показала, что мировые центробанки разрабатывают план действий на случай будущего кризиса, а МВФ создает меры противодействия появлению финансовых пузырей, а также валютных и институциональных потрясений.

В «Докладе о международной финансовой стабильности», выпущенном в апреле 2017 года, аналитики МВФ обратили пристальное внимание на американский рынок корпоративных долговых обязательств, а также на то, как резкие изменения на американском фондовом рынке поставили под угрозу мировую экономику. В отчете отмечается:

«[Американский] корпоративный сектор, как правило, предпочитает долговое финансирование, и с 2010 года сумма кредитов и других обязательств выросла на 7,8 трлн долларов».

В другой части доклада авторы пишут:

«Фундаментальные факторы на рынке корпоративного кредитования ослабевают, создавая условия, исторически предшествовавшие спаду кредитного цикла. Качество активов, измеряемое, например, по доле сделок с контрагентами в непрочном финансовом положении, снижается.

В то же время растущая доля случаев понижения кредитного рейтинга свидетельствует о повышении кредитных рисков в ряде отраслей, включая энергетику и связанные с ней области (в контексте корректировки цен на нефть), а также в сфере создания средств производства и в здравоохранении. Также позднему этапу кредитного цикла соответствует повышение кредитного плеча в корпоративном секторе».

В этом докладе, а также в панельных дискуссиях подчеркивается весьма актуальная тенденция. Джим Рикардс, эксперт по валютным войнам и специалист по макроэкономике, определил СДР как международные деньги, используемые для спасения центральных банков во время кризисов.

Во время весенней дискуссии в МВФ международные деньги получили высокую оценку в связи с их способностью выступать катализатором международного кредитования.

Дискуссию модерировал директор по исследованиям МВФ Морис Обстфельд. Это известный ученый с хорошими связями, и он разбирается в макроэкономических последствиях использования СДР. Во вступительном слове Обстфельд отметил:
«После глобального финансового кризиса активизировалась дискуссия о роли СДР. Мы начали более интенсивно исследовать вопрос, может ли усиление роли СДР улучшить функционирование международной валютной системы. Официальное использование СДР — с этим мы знакомы, но какова роль СДР для рынка и существует ли рынок СДР? Какова роль СДР в качестве расчетной единицы?»
Вот пять важнейших аспектов дискуссии в МВФ в свете их значения для международной денежной системы и доллара.

1. Китай пробивается на рынок СДР

Йи Ган
1/2 Jason Lee/Reuters

Заместитель председателя Народного банка Китая Йи Ган сказал, что «Китай начал сообщать об официальных валютных резервах, состоянии платежного баланса и международных инвестициях». Он продолжил:
«Сейчас все эти отчеты публикуются в долларах США, в юанях и в СДР. Я думаю, здесь есть преимущество снижения влияния отрицательной ликвидности активов».
Это означает, что Китай использует членство в эксклюзивном международном финансовом клубе как возможность диверсифицироваться, снизив зависимость от доллара. Чиновник Народного банка Китая пошел еще дальше: он выразил надежду, что Китай сможет сыграть ведущую роль в интеграции международных денег в частный сектор:

«Если все больше людей, компаний и рынков станут использовать СДР как расчетную единицу, это приведет к оживлению соответствующего рынка. Надеюсь, мы увидим новые продукты и рыночную инфраструктуру для торговли продуктами, номинированными в СДР».

Йи Ган также указал, что эта тенденция уже видна — в прошлом году банк Standard Chartered начал вести учет в СДР:
«Что касается первичного и вторичного рынка, то там мы видим достаточно быстрое развитие».
Возможно, самым важным сигналом со стороны китайского чиновника была следующая фраза:

«Официальный статус СДР очень важен. [Он позволяет] центральным банкам считать СДР официальным активом и упрощает для них преобразование этого актива в требуемую резервную валюту».

Это означает, что роль Китая на мировом денежном рынке станет еще заметнее. Экономист и историк Номи Принс, проанализировав экономическое положение Китая, констатировала:
«Расширение корзины СДР служит одновременно и политическим, и финансовым целям — в последнем случае оно способствует увеличению числа резервных валют банков».

2. Специальные права заимствования: ликвидность и центральные банки

Хосе Антонио Окампо, один из ведущих международных экономистов и член правления Центрального банка Колумбии, отметил:

«На самом деле, главная цель реформы СДР — сделать этот инструмент основным резервным активом международной валютной системы. Во-первых, это действительно международный актив: он поддерживается всеми членами МВФ, и он лишен проблем, присущих национальной валюте, используемой в качестве резервной. Во-вторых, таким образом процесс создания ликвидности распределен гораздо более равномерно, поскольку в нем участвуют все участники МВФ. Таким образом, это безусловная ликвидность».

Это означает, что МВФ и институциональные экономисты рассматривают СДР не только в качестве источника финансирования государственных займов, но и в качестве рыночного инструмента.

Наиболее занимательным в речи Окампо, посвященной СДР, было положение об условных резервах и его значение для реформы СДР в целом. Условные резервы — это возможность для центробанка брать и погашать временные займы на определенных условиях. Окампо сказал:

«Страны, имеющие избыточные СДР, должны депонировать их в МВФ. Затем МВФ мог бы использовать эти активы для финансирования кредитов. [Это уменьшит] потребность в квотах, механизмах заимствования и других методах финансирования программ МВФ. Как любой нормальный центральный банк, фонд мог бы использовать собственноручно создаваемую ликвидность для финансирования задач центробанка».

МВФ и раньше можно было рассматривать как «центробанк для центробанков», но это предложение подразумевает изменение всей международной валютной системы.

Джим Рикардс идет еще дальше, показывая, что ликвидность и кредитование дают МВФ возможность действовать во время кризисов, как это было во время последнего глобального финансового кризиса. Рикардс, напоминает:
«В 2009 году МВФ „протестировал систему“, чтобы убедиться, что она работает должным образом. СДР не выпускались 28 лет, с 1981 по 2009 год, и МВФ хотел отладить правила и механизмы, касающиеся этого процесса. Отчасти действительно ставилась цель смягчить проблемы с ликвидностью, но важно было также убедиться, что система работает, чтобы, когда потребуется быстрая крупная эмиссия, с этим не возникло проблем».

3. Элиты раскрывают планы относительно мировой финансовой системы

Мохаммед Эль-Эриан
2/2 Phil McCarten/Reuters

Ведущим экспертом при обсуждении будущих всемирных денег был Мохаммед Эль-Эриан, бывший заместитель директора МВФ и главный экономический советник в страховой и инвестиционной компании Allianz (аффилирована с PIMCO). Эль-Эриан начал дискуссию так:

«Если СДР призваны сыграть действительно важную роль в экономике, она не может ограничиваться только официальной функцией».

Характеризуя текущий политический ландшафт, он сказал: «Сегодняшняя политическая ситуация не способствует делегированию управления экономикой с национального на наднациональный уровень. Тем не менее у СДР сильные позиции. Все хотят снизить стоимость страховки, увеличить степень диверсификации, сделать создание ликвидности менее взаимозависимым процессом. И СДР помогает решить каждую из этих проблем, то есть они выгодны и частному сектору тоже».

Джим Рикардс выражается яснее: «Другими словами, идея в том, чтобы МВФ объединил силы с ведущими банками, а крупные инвестиционные компании, в том числе BlackRock и PIMCO, реализовали этот план. Эль-Эриан информирует мировые элиты о плане распространения СДР, чтобы у них была возможность подготовиться».

4. СДР как вестник смерти доллара

Кэтрин Шенк, профессор международной экономической истории в Университете Глазго и одна из ведущих мировых экономистов, подняла вопрос о том, какие последствия для доллара влечет за собой более широкое использование СДР.

Когда ее спросили, может ли международный рынок функционировать без «кредитора последней инстанции», она ответила вопросом на вопрос:

«Зачем использовать относительно неликвидный инструмент, когда есть доллар? У доллара много проблем, включая его нестабильность, но его глубина проникновения и ликвидность не имеют себе равных. История попыток создать рынки облигаций для других валют или других инструментов показывает, что это занимает много времени».

Позже в разговоре она уточнила: «Мы говорим о мерах по реформированию СДР и увеличению спектра возможностей по конвертации их в деньги. Это медленный процесс. Учитывая, что выпускают их нехотя, я сомневаюсь, что для них появится рынок».

И, поскольку проблемы доллара никуда не деваются, действия центробанков, и в первую очередь Федерального резерва, очень важны.
Соучредитель компании Institutional Risk Analytics Кристофер Уолен заявил: «Куда бы мы ни смотрели — на доллар, рынок недвижимости или американские акции, — мы видим, что рост рынка заметно обгоняет рост экономики. Это связано с ограниченным количеством активов и избыточным предложением денег».
Кроме того, Уолен задает важный вопрос: «Что будет, когда закончится текущий долларовый суперцикл?».
Чем обернется конкуренция за звание мировой резервной валюты между долларом и СДР, мы узнаем в свое время.

5. Международные деньги становятся деньгами центробанка

Во время заключительной сессии участников спросили о политическом климате в контексте проблемы международных денег. В ответ Хосе Антонио Окампо сказал:

«Что касается ликвидности, то перед нами по-прежнему стоит большая проблема: как обеспечить ликвидность во время кризиса. По моему мнению, это функция СДР как инструмента центрального банка».

Один из специалистов по СДР пошел дальше: «Вопрос в том, готовы ли действовать основные игроки, включая США — в лице как прошлой, так и нынешней администрации. С точки зрения американцев, использование СДР в качестве рыночного инструмента более проблематично, чем в качестве средств центрального банка».
Это понятно, ведь в первом случае спрос на доллар США и доверие к нему в качестве резервной валюты будет снижаться. Джим Рикардс резюмирует:

«К тому времени, когда доверие будет потеряно, ущерб уже будет нанесен. Анализ подразумевает поиск незначительных событий, указывающих на потерю доверия к доллару. Эта информация может помочь инвесторам защититься, пока не стало слишком поздно».

Итак, как мы видим по отчету МВФ и дискуссии, посвященной специальным правам заимствования, на фоне бюджетного кризиса американский доллар сталкивается с жесткой конкуренцией.

Рикардс предупреждает: «Торговый и бюджетный дефицит, а также огромный внешний долг играют на руку соперникам доллара».

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий