Монетаризм и роль центральных банков: от общемировых теорий к украинской практике

Монетаризм и роль центральных банков: от общемировых теорий к украинской практике

В процессе подготовки и обсуждения «Основных принципов денежно-кредитной политики на 2017 года» наиболее серьезные дискуссии развернулись вокруг вопроса: чему отдать приоритет — поддержанию стабильности цен или созданию условий для роста экономики? В результате выбор был сделан в пользу политики инфляционного таргетирования. Следовательно, в текущем году главной целью деятельности НБУ будет поддержание инфляции в параметрах, заданных в «Основных принципах».

И все же остается открытым ключевой и принципиальный, на мой взгляд, вопрос перспективы: должна ли в современных реалиях роль центральных банков (и в том числе Национального банка Украины) в реализации общегосударственной экономической политики ограничиваться обеспечением макроэкономической и финансовой стабильности? Или первоочередным приоритетом все-таки должно быть и создание предпосылок для активизации экономической динамики?

Между Сциллой и Харибдой

Вначале кратко разъясню свою личную точку зрения по данному вопросу. Если руководствоваться первичностью поддержания целевого уровня инфляции (в «Основных принципах» он определен на уровне 8% +/-2 процентных пункта), можно предположить, что мы не должны стремиться к увеличению доходов населения и повышению уровня его занятости, ведь согласно мнению некоторых классиков экономики либерального толка рост доходов и занятости приводит к увеличению инфляции. Также с целью недопущения ускорения роста цен необходимо противодействовать доступности кредитов. Если приоритетной целью является сдерживание инфляции, то увеличение объемов производства и потребления, а значит, экономический рост, отходят на задний план.

Если пойти дальше на поводу у сторонников неолиберализма, делающих безусловный акцент на инфляционном таргетировании (ИТ), то можно прийти к предположению, что безработица является едва ли не безвредной, так как она оптимизирует такой важный параметр экономики, как инфляция. Следуя такой логике, можно дойти и до утверждения, что если у работников будут расти доходы (или увеличится уровень занятости населения), это приведет к нежеланной инфляции. А теперь давайте спросим у граждан Украины: вам нравится подобная логика? Мне она тоже не импонирует. Сконцентрированность лишь на таргетировании инфляции не только не стабилизирует экономику, но и в среднесрочной перспективе может дестабилизировать финансовую и экономическую системы, примеров чего в мире немало.

Так что тем, кто считает, что уже само по себе подавление инфляции обеспечит возможности для роста деловой активности и экономики, скажу, что реальность, как правило, доказывает обратное. Результат приоритетной сосредоточенности на ИТ может стать неприятным сюрпризом для всех (кроме тех, для кого борьба с инфляцией является самоцелью, независимо от последствий). Кредитно-денежная политика не должна быть эмансипированной от проблем экономического роста, уровня занятости, доходов компаний и домохозяйств.

Говоря об эффективности механизмов инфляционного таргетирования, действенности инструментов монетарной политики и их корреляции со стоимостью кредитов для конечных заемщиков, сложно не упомянуть о проблеме, являющейся одним из острейших вызовов для нашей страны уже четвертый год. С начала 2014-го и по настоящий момент с рынка выведены 88 банковских учреждений (в числе которых — ряд крупнейших). Оценки политики НБУ в данном вопросе колеблются в широком диапазоне — от очистки рынка до его «зачистки». Как бы то ни было, надзорная функция центробанка, являясь главным и самым эффективным средством защиты от мошенничества и неплатежеспособности на банковском рынке, исключительно важна, поскольку потеря доверия ощутимо подрывает способность к ведению бизнеса, повышает кредитный риск, приводя к увеличению процентной ставки. Думаю, что в данном вопросе Нацбанку есть еще над чем работать. Но имеются у НБУ и несомненные практические успехи, одним из примеров чего является успешно, на мой взгляд, проведенная национализация крупнейшего коммерческого финучреждения страны Приватбанка, не спровоцировавшая панику у его клиентов.

Если денежно-кредитная политика имеет целью обеспечение ценовой стабильности, то макропруденциальный надзор призван обеспечивать стабильность финансовую. В идеале эти два направления политики не должны конфликтовать между собой. Но в реальности денежно-кредитная политика временами подрывает финансовую стабильность, поощряя избыточное, а порой и рискованное кредитование. А макропруденциальная политика может мешать достижению целей денежно-кредитной, останавливая рост кредитования.

Мейнстримная точка зрения состоит в том, что макропруденциальное регулирование центробанка способно контролировать (ограничивать) расширение кредитования.

Но если соответствующее регулирование со стороны центрального банка может эффективно «дуть против ветра» кредитной экспансии, то способно ли макропруденциальное регулирование в должной мере уравновесить тенденции кредитно-денежной политики в ситуации, когда объемы кредитования сокращаются? Вопрос, не предполагающий однозначного ответа. Но что можно сказать с высокой долей уверенности, так это то, что сейчас экономической политике развитых и развивающихся стран приходится крутиться, как белка в колесе, а центробанкам — идти на все более отчаянные и неординарные меры, чтобы нивелировать негативные долгосрочные последствия, вызванные их же политикой на предыдущих этапах.

Мировой мейнстрим

Поиск верной пропорции, которая обеспечит устойчивый экономический рост и не допустит высокой инфляции, — серьезнейший вызов в деятельности всех центральных банков мира, поиск ответа на который не упрощается ни с десятилетиями регуляторной практики, ни с появлением все новых томов теоретических изысканий.

Согласно монетарной теории Милтона Фридмана рыночная экономика является саморегулирующейся системой, поэтому возникающие диспропорции и другие негативные проявления связаны с избыточным присутствием в ней государства. Поэтому у государства остается не так много функций, которыми ему следует заниматься. Одна из таких функций — борьба с инфляцией как серьезным препятствием экономическому росту. Почему инфляция вредна? Потому что она искажает главный источник информации в рыночной экономике — ценообразование. Для предпринимателя уровень цен является главным индикатором для принятия им инвестиционных решений, в какую отрасль направлять свои капиталы для извлечения прибыли. Поэтому борьба с инфляцией является важнейшей составляющей экономического роста и основной задачей центральных банков. Эту задачу они и пытаются решить с помощью политики инфляционного таргетирования, одним из основных инструментов которой является манипулирование учетной процентной ставкой (или ставкой рефинансирования). Как гласит широко известный вывод из уравнения обмена Ирвинга Фишера, повышение учетной ставки, как правило, ведет к росту уровня процентной ставки кредитования в коммерческих банках, а значит, снижает динамику деловой активности и, следовательно, уровень инфляции.

Однако не все так просто и безобидно. Об этом пишет Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в книге «Цена неравенства»: снижение инфляции означает повышение безработицы. То есть почти автоматически снижение безработицы означает повышение инфляции. Институциональные механизмы, с помощью которых установлена денежно-кредитная политика, носят в обществе антагонистичный характер потому, что противопоставляют интересы простых работников и банкиров, пытающихся обеспечить нормальное функционирование предпринимательского капитализма. Что неотвратимо, как пишет Стиглиц, вносит свой вклад в проблему неравенства. Таким образом, в своей политике центральные банки должны балансировать, учитывая интересы как класса капиталистов, так и наемных работников.

Как пишет Стиглиц, «для инфляционных ястребов экономика всегда находится на краю пропасти — однажды стартовав, инфляция будет трудно поддаваться контролю». И поскольку расходы на ликвидацию последствий инфляции велики, то лучше при первых проявлениях инфляции справляться с ней немедленно. Однако такая деятельность опасна тем, что может привести к дефляционным процессам, при которых происходит замедление экономического роста, в том числе со всеми негативными последствиями для социальной политики государства.

Известный экономист Б.Маккалум утверждал, что можно доверять центральным банкам в том, что они не поддадутся искушению провести инфляцию, поскольку они знают, что это приведет экономику к плохому равновесному состоянию. Однако такая точка зрения игнорирует более серьезную проблему — даже те центробанки, которые намерены поступать исключительно правильно, могут столкнуться с выбором: или максимально подавить инфляцию, или не допустить рецессию.

В конце XX — начале XXI века политика низких учетных ставок, проводимая председателем ФРС США Аланом Гринспеном, не приводила к инфляции. Этот феномен сам Гринспен считал чудом, которое обеспечивало высокую производительность труда и новый потенциал для роста экономики США, благодаря резкому росту инноваций в сфере информационных технологий. Но известный американский экономист Джеффри Сакс в книге «Цена цивилизации» пишет, что Гринспен ошибся, упустив из виду подлинные причины происходящего. На самом деле инфляцию сдерживало не чудо, а массовый приток в США потребительских товаров из Китая. Таким образом, по мнению Сакса, политика Гринспена стала одной из главных причин чрезмерных расходов Америки, приведших к финансовому краху 2008 г. По мнению Сакса, у этой истории два урока:

1) проблему занятости нельзя решить мерами монетарной политики. Гринспен неоднократно пытался решить эту проблему с помощью дешевых кредитов. Но это была безнадежная стратегия, обреченная на неудачу. Надутый с помощью ФРС пузырь в строительстве жилья создал временные рабочие места, но когда пузырь лопнул, занятость в американской промышленности опять снизилась под давлением иностранной конкуренции;

2) нельзя недооценивать глобализацию. Даже несмотря на теперешние старания президента Трампа, американская экономика, как и любая другая, сейчас будет зависеть от мировых трендов. Интеграция Китая, Индии и других развивающихся стран в глобальную экономику вызывает фундаментальный сдвиг в распределении доходов, занятости, инвестиций и торговли во всех странах.

Мировая экономическая рецессия 2008 г. запустила процесс переосмысления задач монетарной политики, стоящих перед центробанками мира. Хотя, как пишет председатель Резервного банка Индии Рагурам Раджан в книге «Линия разлома», академические ученые и руководители центральных банков все же сошлись во мнении, что две цели — добиться максимального экономического роста и удерживать инфляцию на низком уровне — не обязательно должны быть несовместимыми в долгосрочной перспективе.

Монетарная политика ФРС, проводившаяся в 2002–2005 гг. А.Гринспеном, была сфокусирована на снижении безработицы путем поощрения инвестиций. И это полностью соответствовало ее мандату и господствующим тогда в США политическим тенденциям. Однако такая политика оказала большее воздействие на рост кредитования и цены активов, чем на создание рабочих мест вне строительно-ипотечной индустрии. Поэтому необходимо вернуться к дискуссии о правильной монетарной политике, которая ранее считалась завершенной, пишет в своей книге Р.Раджан. Одной из самых насущных проблем остается достижение компромисса между политикой, направленной на генерирование инвестиций и занятости, и политикой, направленной на обеспечение финансовой стабильности. При этом, как утверждает Стиглиц: «Политики, базирующиеся на некорректных моделях, помогают создавать кризис, они доказали свою неэффективность в борьбе с ним».

Какие уроки мы можем извлечь из размышлений выдающихся экономистов мира о проводимой центральным банком монетарной политике — о ее задачах, возможностях и ошибках?

Уроки эти следующие: даже в самых развитых странах мира нет окончательного согласия относительно правильной монетарной политики. Такая политика всегда является лишь ситуативным консенсусом экспертного сообщества, которое по прошествии времени может изменить свое мнение и свою оценку тех, кто проводил такую политику.

Это мы видим по оценкам деятельности Гринспена, которого ранее считали чуть ли не финансовым гением, а потом обвинили в разнообразных грехах, сделав его едва ли не главным виновником рецессии 2008 г. Пожалуй, таков удел многих финансовых политиков и руководителей центробанков, отваживающихся брать на себя политические риски проведения той или иной финансовой практики.

Выбор для Украины

Рассматривая роль центральных банков в современном мире, необходимо обратить внимание на то, в чем сходятся монетаристы и кейнсианцы. И те и другие признают важность совокупного спроса. Ведь экономика не обязательно достигает полной занятости, и в сложной денежной экономике реальные объемы выпуска продукции очень редко равны потенциальным объемам. В данном случае кейнсианцы и монетаристы находятся по одну сторону баррикад — и тех и других интересует состояние совокупного спроса (по другую сторону баррикад, естественно, располагаются представители «австрийской школы экономики», категорически отрицающие важность этого вопроса). Но монетаристы и кейнсианцы расходятся инструментально: в вопросе, что в посткризисный период, который сейчас переживает и Украина, важнее — бюджетно-налоговая или кредитно-денежная политика? Надеюсь, что неизбежная и у нас острая дискуссия по данному вопросу окажется плодотворной, внеся свой вклад в определение теоретического базиса для разработки комплексной послекризисной экономической политики Украины.

Вместе с тем мы видим, что проведение монетарной политики носит обоюдоострый характер: она одновременно должна и стимулировать экономический рост, который достигается в том числе и за счет низкой инфляции, и обеспечивать при этом высокую занятость. Вот задача, так задача! Мы надеемся, что экономическая теория и практика в ближайшее время смогут найти универсальные монетарные правила, которые позволят достичь таких результатов. Но сейчас мировое экспертное сообщество их мучительно ищет и пока не находит. И нам в Украине придется внести свою лепту в этот процесс. Это нужно и нашим предпринимателям, и нашим рабочим, и нашим пенсионерам. Всем им нужен экономический рост в стране, но без высокой инфляции. Как этого достичь? Над разрешением этой проблемы будут в наступившем году работать совет и правление НБУ.

Думаю, что в своей деятельности Нацбанк, как и ведущие центробанки мира, должен руководствоваться тезисом, что главная функция банковской системы состоит в обеспечении оптимального перераспределения капитала в экономике с целью максимального содействия ее росту с учетом требований и вызовов третьей и четвертой промышленных революций.

Справедливости ради замечу: не стоит говорить о непременном наличии однозначной причинно-следственной связи между желанием стимулировать экономику при помощи соответствующей кредитно-денежной политики, возможностью осуществления такой политики и экономическим ростом.

Очевидно, что причины кризиса экономики Украины лежат в ее глубокой технологической отсталости, особенно остро проявляющейся при снижении спроса и падении мировых цен на экспортируемые из нашей страны полуфабрикаты (в первую очередь, продукции черной металлургии низких переделов и химической промышленности).

Однако наблюдающаяся (и постепенно возрастающая) автономизация банковской системы Украины от реальной экономики, по моему убеждению, является крайне тревожной тенденцией, которой мы должны противодействовать в меру возможностей и полномочий. Именно на преодолении этого негативного процесса необходимо сосредоточиться всем, в том числе и Национальному банку Украины.

Богдан Данилишин
Председатель Совета
Нацбанка Украины

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий