Мировая экономика: выход из долговой ямы есть, но он вам не понравится

Мировая экономика: выход из долговой ямы есть, но он вам не понравится

Креативная монетарная политика лишь усугубила проблему, сделав неизбежную реструктуризацию еще более мучительной и болезненной.

Начиная с 2008 года страны активно ищут, как малой кровью избавиться от долгов, которые довели мировую экономику до кризиса. Чтобы облегчить обслуживание долга, они урезали процентную ставку до нуля и даже ниже; чтобы упростить покупки долговых бумаг, Центробанки запустили программы количественного смягчения. В конечном счете цены на активы выросли, залоговое обеспечение подорожало, а заемщики и банки вздохнули с облегчением.
Однако вместо того, чтобы перестать жить в долг, они своим уловками лишь увеличили спрос на рисковые активы. Инвесторы, изголодавшиеся по доходам в условиях нулевых ставок, готовы скупать любые мусорные облигации, лишь бы они давали хороший процент. Результат — увеличение мирового долга с 167 трлн долларов в 2007 году до 247 трлн в нынешнем году. Таким образом, сейчас общая сумма долга в мире более чем в три раза больше мирового ВВП и на 40% выше, чем десять лет назад.

Что делать

На самом деле, вариантов не так уж много.

Теоретически, заемщики могут погашать долги за счет доходов. Но на практике все гораздо сложнее, учитывая то, что лишь малая доля заемных средств, полученных за последние десять лет, пошла на развитие производства. Заработные платы не росли, поэтому домохозяйства брали кредиты, чтобы покупать еду и вещи. Компании занимали деньги для выкупа акций и поглощений. Правительства брали в долг, чтобы покрыть текущие расходы, откладывая инфраструктурные проекты и стратегические инвестиции в долгий ящик.

В этих условиях резкий отказ от заемных средств приведет к рецессии и лишь усложнит выплату долга. Правительству, например, придется повысить налоги и сократить расходы, а это будет угнетать экономическую активность.
Попытки сократить долговое бремя через сильный рост и высокую инфляцию тоже не дают желаемого результата.

Монетарные и фискальные стимулы себя изжили. Они могут сгладить неблагоприятные экономические последствия ценой долгосрочного роста.

И, наконец, снижение долговой нагрузки за счет девальвации валюты — слишком популярный метод, утративший свою эффективность.

С 2007 года слишком много стран хотели повысить свою конкурентоспособность за счет обесценения обязательств, но только зашли в тупик.

Выход один

Остается один, самый надежный вариант — это дефолт. Его можно организовать напрямую — через банкротство или списание — или косвенно, через отрицательные процентные ставки. В нынешней ситуации это наиболее действенный способ избавиться от долгов.

Во время дефолта страдают все: держатели долговых обязательств, банки и вкладчики, которые теряют свои сбережения и доходы. Финансовые институты и пенсионные фонды могут оказаться неплатежеспособными. Государство перестанет платить пенсии, социальные пособия и зарплаты госслужащим. Потребление рухнет вместе с инвестициями и доступностью кредитования. Масштабы бедствия будут зависеть от размера списанного долга, но в любом случае они будут болезненными.

В 2007 году политики упустили возможность медленно и аккуратно скорректировать ситуацию, потому что это привело бы к дефолтам и убыткам для кредиторов. Однако тогда еще была возможность обезопасить наиболее уязвимые слои населения. Вместо этого правительства понадеялись, что сумеют растворить долговые проблемы при помощи инструментов монетарной политики. Им удалось выиграть время, которое было бездарно потрачено.

Вместо того, чтобы сокращать долги, государства воспользовались низкими процентными ставками для того, чтобы набрать новых кредитов для финансирования своих расходов.

Теперь же время работает против них. История показывает, что дефолт на ранних стадиях позволяет локализовать рану, свести ущерб к минимуму и создать условия для восстановления. Чем дольше тянуть, тем выше цена и больше масштаб необходимых корректировок. По сути, политики утроили эту проблему и передали ее следующему поколению. Однако… сколько веревочке не виться, конец все равно один.

 

Сатьяджит Дас
бывший австралийский банкир
и корпоративный казначей.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий