Мировая экономика на грани, ждите низких цен на нефть и турбулентности на финансовых рынках

 Мировая экономика на грани, ждите низких цен на нефть и турбулентности на финансовых рынках

Последние пару месяцев рынки торгуются в нервозном и нестабильном режиме, а мировая экономика постепенно переходит из состояния роста в режим сокращения, подобно кораблю, который меняет свой курс на 180 градусов.

 

Другими словами, лимит роста мировой экономики практически исчерпан, как и предсказывали компьютерные симуляции, смоделированные в книге 1972 года «Пределы роста». Фактически базовая модель этого набора симуляций показывала, что пик промышленного производства на душу населения будет достигнут как раз в текущий период.

С учетом имеющихся на сегодняшний день данных можно предположить, на какой стадии находится экономика в 2019 году по отношению к базовой модели.

Экономика – это самоорганизующаяся структура, которая функционирует в соответствии с законами физики. Многие думали, что когда мировая экономика достигает своего предела, это проявляется в виде высоких цен и дефиците нефти. Но такое видение работы системы слишком примитивное. Чего действительно стоит ожидать (и мы уже это видим), так это сокращения объемов производства готовой продукции (мобильные телефоны, автомобили) в промышленной системе из-за вопросов доступности, которые косвенно приводят к низким ценам на сырье и низкой рентабельности производителей сырьевых товаров.

Вот несколько примеров:

  • Продажи китайских частных пассажирских автомобилей с начала по ноябрь 2018 года сократились на 2.8%, причем только в ноябре показатель упал на 16.1%. Большинство аналитиков пророчат продолжение этого тренда и в году наступившем, что свидетельствует о наличии проблем доступности.
  • Саудовская Аравия планирует сократить производство нефти на 800 тыс. баррелей в день от уровней ноября прошлого года в попытке подтолкнуть цены к рост – на текущих уровнях прибыль слишком скудная.
  • У угольной промышленности в Австралии нет экономического будущего, отчасти из-за конкуренции в виде возобновляемых источников энергии, отчасти по причине того, что Китай и Индия хотят поддержать высокие цены на собственных шахтах.

Тарифы Трампа и их значимость

Если обратиться к истории, становится ясно, что тарифы – стандартный ответ на проблему сокращения продовольственного или промышленного производства на душу населения. Тарифы вводились в 1920-х гг. перед наступлением Великой депрессии, а также практиковались после паники 1857 года и косвенно привели к Гражданской войне в США.

Всякий раз, когда в экономике сокращается объем промышленного производства или производства продовольствия на душу населения, возникает проблема распределения: кому запрещают закупки товаров в прежних объемах? Тарифы это стандартный способ, при помощи которого относительно сильная экономика пытается получить преимущество над более слабыми экономиками. Тарифы призваны помочь гражданам сильной экономики сохранить прежние объемы потребления товаров и услуг за счет более слабых стран.

Торговая политика Трампа прежде всего свидетельствует о наличии глубокой проблемы, которая заключается в доступности товаров и услуг для большого сегмента населения. Так, пошлины американского лидера являются одним из доказательств того, что мировая экономика приближается к пределу своего роста.

Природа мирового экономического роста

Экономический рост требует подъема по трем направлениям – комплексность, долговой пузырь и использование ресурсов. На сегодняшний день мировая экономика исчерпывает лимит по всем этим параметрам.

Комплексность подразумевает добавление новых технологий, расширение международной торговли и большую специализацию. Недостаток этого параметра состоит в том, что он косвенным образом снижает доступность готовой продукции из-за растущего неравенства оплаты труда. Зарплаты многих простых рабочих не позволяют им покупать множество производимых экономикой товаров. По мере обострения комплексности это неравенство возрастает, а международная зарплатная конкуренция только усугубляет ситуацию.

Растущий долговой пузырь может поддержать цены на сырье, поскольку растущий объем долга косвенно усиливает спрос на товары и услуги. К примеру, если есть растущий долг, его можно использовать на покупку домов, автомобилей, туристических путевок и т.д. – на все это требуется нефть и потребление других видов энергии.

Если уровни долга становятся слишком высокими, или если регуляторы решают повысить краткосрочные процентные ставки, чтобы охладить темпы экономического роста, долговой пузырь оказывается под угрозой схлопывания. Разрыв пузыря в свою очередь, как правило, приводит к рецессии и падению цен на сырье. Во второй половине 2008 года сырье агрессивно подешевело, как и в конце прошлого года начиная с октября.

Даже относительно медленный подъем краткосрочных ставок оказывает давление на нефтяные цены, что может привести к схлопыванию пузыря на долговом рынке. Продажа накопленных в рамках программы количественного смягчения активов в сочетании с повышением стоимости кредитования определенно усугубляет проблему падения цен на нефть и волатильности фондовых рынков.

Рост использования ресурсов становится все более проблематичным по двум причинам. Одна из них – рост численности населения. По мере увеличения населения экономика нуждается в увеличении производства продовольствия для удовлетворения его нужд. Это приводит к необходимости в большей комплексности (орошение, улучшение качества семян, удобрения, международная торговля) для того чтобы прокормить растущее население.

Другая проблема использования ресурсов – сокращение доходов, которое со временем приводит к увеличению затрат на извлечение сырья. Доходы падают из-за того, что производители, как правило, сначала извлекают сырье наиболее дешевым способом, чтобы опередить конкурентов, оставляя на потом более сложные месторождения, требующие более глубоких скважин или более длительной обработки. Даже с водой возникают определенные сложности. Иногда для получения достаточного количества свежей воды для населения требуется дорогостоящее опреснение.

Затраты на производство сырья обычно растут из-за убывающей доходности. Значит, можно предположить, что увеличение затрат должно приводить к росту цен. Как ни странно, такое происходит лишь иногда. Когда потребление энергии на душу населения стремительно растет, повышение расходов действительно сопровождается ростом цен. Скачки цен на нефть наблюдались с 1917 по 1920, с 1974 по 1982; с 2004 до середины 2008 и с 2011 по 2014 годы. Во все эти периоды рост цен на нефть (и другие виды сырья) подавляли рост потребления энергоносителей. Цены на товары и услуги, связанные с сырьем, становились непомерно высокими для низкооплачиваемых работников, что приводило к снижению темпов роста потребляемых энергоносителей.

Промежутки особенно стремительного роста были обусловлены увеличением поставок очень дешевой энергии: угля и гидроэнергии в период электрификации и ранней механизации, нефти во время послевоенного бума и угля в китайский период. При низких ценах на энергию многие страны могли себе позволить развивать свои экономики одновременно, поддерживая спрос высоким. Послевоенный бум также охарактеризовался увеличением доли женщин в рабочей силе, ростом возможностей приобретения второго автомобиля в семье и более дорогого дома.

Благодаря активному росту потребления энергии, производство продовольствия и промышленной продукции на душу населения тоже стремительно увеличивалось в эти периоды. Это происходило по той причине, что законы физики требуют потребления энергии для отопления, транспортировки, охлаждения и других процессов в индустриализации и фермерском хозяйстве. Тогда было легко жить с более высокими затратами на энергию, которые в конечном итоге «догнали» экономику и надавили на потребление, тем самым покончив с бумами и пиками.

Приближение к пику роста производства товаров промышленного и продовольственного назначения на душу населения – явление прямо противоположное стремительному росту экономики. Когда мир достигает предела, рост потребления энергии может упасть так низко, что прирост населения становится отрицательным.

В такой ситуации возникает проблема в стиле «всем не хватит». Затраты увеличиваются из-за убывающей доходности, но это можно пережить при активном росте экономического производства, но эта возможность утрачивается, когда экономика приближается к пределу роста. Часть проблемы в том, что более низкие темпы роста энергопотребления на душу населения влияет на доступные виды работы. При низких темпах роста потребления энергии многие из доступных рабочих мест – услуги, которые низко оплачиваются. И тогда неравенство оплаты труда становится более явной проблемой.

Когда неравенство зарплат обостряется, доля низкооплачиваемых работников увеличивается. В попытках выжить при увеличении производственных издержек, предприятия сталкиваются с рыночным сопротивлением, поскольку низкооплачиваемые работники не могут позволить себе приобрести готовые товары, произведенные на дорогостоящих энергоносителях. К примеру, в Китае падают продажи автомобилей и iPhone. Охлаждение китайского спроса зачастую приводит к угасанию спроса на многие виды сырья, используемые в производстве этих товаров, включая энергоносители и металлы. В силу ограниченных мощностей для хранения сырья, даже небольшое снижение спроса приводит к существенному падению цен.

В конечном итоге экономика сталкивается с проблемой в виде низких, а не высоких цен на нефть и, как правило, другое сырье.

Если предел близок, что впереди?

1. Главная проблема в попытке спрогнозировать будущее состоит в том, что ограниченная модель, которая использовалась в вышеупомянутой книге 1972 года, не включала финансовую систему или долг. Даже если модель дает относительно точную оценку предела роста, она не знает точно, что случится с экономикой, когда этот предел будет достигнут. По мнению авторов, от модели не следует ожидать точных симптомов экономики после того, как предел будет достигнут и начнет влиять на рост ВВП.

2. В этом году финансовые рынки ждет довольно высокая волатильность, если экономика будет замедляться. Акции будут торговаться хаотично, процентные ставки будут нестабильными, а валюты будут демонстрировать резкие колебания. Риск возникновения у банков проблем с производными инструментами возрастет, а вместе с ним — и угроза банкротств.

3.Но это не значит, что в какой-то момент экономика просто резко просядет. Те части мировой экономики, которые требуют меньше потребления энергии, могут удержаться на плаву. Во время Великой рецессии 2008-2009 гг. больше остальных пострадали такие страны, как Греция, Испания и Италия – зависимые от нефти из-за непропорционально большой доли потребления энергии. Китай и Индия, где энергопотребление диверсифицировано за счет угля, понесли гораздо меньшие потери.

В период с 2002 по 2008 гг. нефть дорожала быстрее, чем другие виды топлива. По этой причине страны, использующие высокую долю нефти, стали менее конкурентоспособными на мировой арене. Низкие затраты на рабочую силу в Китае и Индии дали этим странам еще одно преимущества. К концу 2007 года потребление энергии в КНР на душу населения достигло точки, на которой почти сравнялось с потреблением в европейских странах.

В 2019 и далее некоторые страны могут оказаться в более благоприятном положении, чем другие. Соединенные Штаты на данный момент чувствуют себя лучше, чем многие другие страны мира.

4. Китай является лакмусовой бумажкой и локомотивом экономического роста в мире, и он уже подает сигналы замедления подъема. Более того, в обозримом будущем экономика может начать сокращаться. Одна из причин – проблема энергетического сектора. Производство угля в стране упало из-за закрытия ряда шахт в связи с низкой рентабельностью. В результате стремительно растет потребность Поднебесной в импорте энергоносителей. На сегодняшний день Китай является крупнейшим в мире импортером угля, нефти и природного газа, а значит, подвержен риску со стороны тарифов и дефицита предложения со стороны экспортеров.

Вторая проблема – демографическая. Работающее стареющее население страны уже сокращается. Третья причина, по которой Китай подвержен экономическим проблемам, заключается в растущем уровне долга, который становится сложнее погашать с процентами в условиях замедления экономики.

5. Такие экспортеры нефти, как Венесуэла, Саудовская Аравия и Нигерия, оказались на грани политического кризиса из-за низких мировых цен на нефть. Если одна из этих стран лишится центральной власти, то столкнется с сокращением добычи черного золота, как это происходит в Ливии на протяжении последних лет. Также не исключено, что другая крупная страна попытается воспользоваться этим «пробелом» и компенсирует спад добычи.

6. Угроза распространения эпидемий растет, особенно в странах с серьезными финансовыми проблемами (Йемен, Сирия и Венесуэла). Как правило, львиная доля сокращения населения в странах с кризисной экономикой – следствие эпидемий, которые к тому же могут распространяться за пределы национальных границ.

7. Угроза войны за ресурсы растет. Это могут быть локальные войны, к примеру, из-за дефицита воды. И могут быть масштабными, международными войнами. Время, когда разразились обе мировые войны, показывает, что обе они были борьбой за ресурсы.

8. Угроза распада таких межгосударственных организаций, как, например, ЕС, ВТО и МВФ, возрастет. Планируемый выход Британии из ЕС в этом году – как раз шаг на пути к развалу Европейского Союза.

9. Частные пенсионные фонды подвержены риску дефолта из-за низких процентных ставок. Некоторые правительства могут урезать выдаваемые пенсионерам суммы, поскольку власти не могут собрать адекватные размеры налоговых поступлений в этих целях. Некоторые страны могут намеренно частично закрыть правительство в попытке урезать государственные расходы.

10. Присутствует реальная угроза более затяжного, чем Великая рецессия, кризиса из-за проблем с погашением долгов с процентами в условиях сокращения экономики. Пока сложно сказать, когда именно начнется эта рецессия. Возможно, позднее в этом году или в следующем. Как и во время Великой рецессии, некоторые страны пострадают сильнее других. В конечном итоге, в силу взаимосвязанного характера финансовых систем, все государства ощутят на себе влияние экономического спада.

Вывод

Мы не можем с уверенностью сказать, куда движется мировая экономика и действительно ли она приближается к пределу роста. Возможно, это и к лучшему. Если мы все равно не можем ничего с этим поделать, волноваться о будущем бессмысленно и вредно для здоровья. За 4 миллиарда лет на планете было так много совпадений, благодаря которым жизнь на этой планете продолжается по сей день. Возможно, немало совпадений ждет нас и впереди. Люди выжили в ледниковый период, а значит, смогут приспособиться и к другим напастям, включая коллапс мировой экономики…

 

Гейл Тверберг

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий