Ликбез для НБУ: как обеспечить финансовую стабильность

Ликбез для НБУ: как обеспечить финансовую стабильность Хайман Мински. Фото: hs.fi

Каким образом регулятору может пригодиться разработанная более полувека назад гипотеза Хаймана Мински, и как вывести пруденциальный надзор на макроуровень
На темы финансовой стабильности и макропруденциального надзора было проведено множество неформальных дебатов, написано немало статей и высказано комментариев больше, чем можно сосчитать. При этом, если спросить украинских финансовых экспертов и профессионалов на местном банковском рынке, кто является реальным отцом-основателем концепции финансовой стабильности в мире, – маловероятно, что последует внятный и грамотный ответ.
Все понимают в общих чертах, что финансовая стабильность – один из главных элементов правильно функционирующей экономики и финансовой системы. При этом макропруденциальный надзор является ключевой совокупностью регуляторных инструментов именно для обеспечения финансовой стабильности в экономике и в системе.
В данной тематике нет ничего кардинально нового – так как история уже переживала системные кризисы и крахи, и попытки систематизировать понятия финансовой стабильности предпринимались не раз. Более того, история часто видела конструктивные теории, гипотезы и прикладные рекомендации. Никто не оставил такой след в истории изучения этого вопроса, как экономист Хайман Мински и его знаменитая «Гипотеза финансовой нестабильности». Но именно активная работа профессора Мински в роли ведущего консультанта американских государственных регуляторных агентств в 1960-е годы открыла дорогу для развития концепции макропруденциального надзора.
Да, именно Хайман Мински был первопроходцем в данном направлении.
В 1960-е годы Хайман Мински сделал ряд важных рекомендаций регуляторным органам США на тему финансовой стабильности. Профессор Мински предложил американским регуляторам наблюдать за финансовыми учреждениями не на основе индивидуальных показателей и характеристик, а на основе интерактивных отношений этих финансовых учреждений со всей финансовой системой и экономикой. Эта рекомендация и легла в основу зарождающейся концепции макропруденциального надзора.
Основа всей концепции строилась именно на «макроуровне», что шло вразрез с прижившимся традиционным взглядом «микро». Надо сказать, данная концепция не получила широкой поддержки в те годы. А полвека спустя, по итогам апокалиптического финансового кризиса 2008 года, большинство финансистов, экспертов и регуляторов признали правоту профессора Мински и необходимость внедрения широкого регуляторного инструментария макропруденциального надзора. Но, даже после признания своих ошибок, большинство центральных банков продолжили генерировать существенные системные сбои.

«Все генералы готовятся к прошедшим войнам»

Корень проблемы крылся в том, что когда-то послужило фундаментом для гипотезы финансовой нестабильности Мински. Большинство регуляторных инструментов и инициатив страдают «близорукостью» по отношению к факту существования теории врожденной нестабильности финансовых систем. На самом деле это большая проблема, ведь данная теория хорошо иллюстрировала тенденцию финансовых систем генерировать новые кризисы как результат своего «нормального» функционирования.

По словам профессора Яна Крегеля, «простого признания того, что экономика ведет себя циклично, и что финансовые кризисы могут произойти, недостаточно». Ведь большинство новых регуляторных инициатив и инструментов макропруденциального надзора, которые добавляют в свои арсеналы центральные банки, заточены на борьбу с прошедшим кризисом, а не на новые потенциальные системные риски. Крегель охарактеризовал это явление как желание «предотвратить последний кризис».
Сегодня как никогда нужна четкая теоретическая и практическая основа для выявления системных сбоев и рисков в экономике и на финансовых рынках, на которой можно будет строить новое поколение регуляторных инструментов, а именно систему «динамического макропруденциального надзора», которая сможет реагировать на будущие вызовы и риски, а не на прошлые. Исходя из вышесказанного, можно предложить следующую авторскую интерпретацию системы «динамического макропруденциального надзора» и регуляторной деятельности центрального банка на основе четырех ключевых сегментов в виде матрицы:
системы «динамического макропруденциального надзора»

Моделирование будущих рисков

Данный подход предполагает, что анализ всей финансовой системы в целом (где больше времени уделяется именно взаимоотношениям финансовых учреждений и других субъектов системы) имеет такую же важность, как «микроанализ» учреждений и субъектов на основе стандартной «оценки рисков». Также данный подход предполагает постоянное моделирование будущих рисков и потенциальных событий во всех четырех сегментах, указанных в матрице выше. Ключевая задача данного «динамического» подхода к макропруденциальному надзору – это построение моста между взглядами «макро-» и «микроуровней» в финансовой системе.
Следует оценивать любой регуляторный инструмент или нормативный акт центрального банка как потенциальный фактор «дестабилизации». Сегодня складывается впечатление, что в Украине система оценки законодательных инициатив парламента и нормативного регулирования НБУ попросту отсутствует. Это прискорбный факт, поскольку даже постановление НБУ или законопроект в парламенте могут спровоцировать панику на рынке (и в самой финансовой системе), или сгенерировать определенное перераспределение капитальных потоков.

При таких ситуациях может возникнуть как «набег на финансовое учреждение», который спровоцирует кризис ликвидности, так и «Момент Мински», когда учреждение будет судорожно пытаться освободить необходимый финансовый ресурс и начнет реализовывать активы.
Подобная реализация активов (также уместен термин «ликвидация») может привести к перенасыщению рынка определенным предложением и обрушить стоимость актива, что, в свою очередь, спровоцирует «балансовые эффекты» и финансовую дыру при переоценке. Это также может накрыть стоимость залоговых активов в несвязанных сделках (по принципу рыночной оценки и понятию mark to market). В итоге подобный «Момент Мински» даст импульс новому кризису, который может оказаться как локальным, так и системным.

Коммуникация вместо лозунгов

Исходя из этого, регулятор должен очень аккуратно просчитывать возможные последствия от введения новых требований и нормативов. Нужно обеспечивать четкую коммуникацию с рынком и населением по поводу вывода финансовых учреждений с рынка, причин подобных действий со стороны НБУ (причем в прозрачной форме и с четкой обоснованностью). И последовательность в действиях – если банк выведен с рынка за «отмывание денег», должна быть четкая последовательность в действиях силовых, следственных и судебных учреждений.
При всем этом надо также понимать, что пересмотр графиков требования по капиталу – это хорошо в теоретическом упражнении, но нужно оценивать и финансовые последствия для системы. Подобные вопросы сами по себе могут значительно не влиять на финансовую стабильность, но при достижении определенной критической массы «факторов дестабилизации» система может и не выдержать.
Да, лозунги – это хорошо. Это даже красиво. Но, нельзя забывать, что сегодня любое действие может нарушить еще не построенную финансовую стабильность. И есть рабочие места и покупательная способность населения, которые зависят от этой финансовой стабильности, и финансовые учреждения, подпитывающие эту покупательную способность и экономическую активность. Непропорциональные ответные меры со стороны регуляторных органов, оперирование лозунгами и отсутствие реальной кросс-институционной координации действий на государственном уровне могут тоже войти в историю как катализаторы кризиса и ключевые факторы финансовой дестабилизации.

ЕГОР ПЕРЕЛЫГИН
MBA, директор Финансового департамента

UNISON BANK

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий