Конец американо-китайских отношений

Конец американо-китайских отношений

От ненужной торговой войны до все более отчаянной войны с коронавирусами две разгневанные страны оказались в ловушке игры обвинений, из которой нет легкого выхода. Сейчас, как никогда ранее, обеим сторонам необходимо учитывать экономические и геополитические последствия полного разрыва.

НЬЮ-ХЕЙВЕН — Это не должно было закончиться таким образом, но кубик теперь брошен.

После 48 лет кропотливого прогресса налицо серьезный разрыв отношений между США и Китаем. Это трагический исход для обеих сторон — и для всего мира. От ненужной торговой войны до все более отчаянной войны с коронавирусами две разгневанные страны оказались в ловушке игры обвинений, из которой нет легкого выхода.

Националистической американской публике надоел Китай. Согласно новому опросу, проведенному Исследовательским центром Пью, 66% граждан США в настоящее время рассматривают Китай в неблагоприятном свете — на шесть пунктов хуже, чем прошлым летом, и самое высокое отрицательное значение с тех пор, как Пью представил этот вопрос около 15 лет назад. Хотя этот сдвиг был более очевидным для республиканцев, людей старше 50 лет и выпускников колледжей, неблагоприятные настроения среди демократов, молодых людей и менее образованных людей также достигли рекордного уровня.

Не менее националистическая китайская публика также разгневана на Соединенные Штаты. Это не только потому, что президент Дональд Трамп настоял на том, чтобы назвать глобальную пандемию «китайским вирусом». Это также потому, что шепот превратился в крики, связывающие вспышку COVID-19 с предполагаемыми подозрительными действиями в Уханьской национальной лаборатории биобезопасности.

Точно так же, как большинство детей учат тому, что «оба виноваты», обвинение «зуб за зуб» не оправдывает разрыв самых важных двусторонних отношений в мире. Но время бесстрастной логики прошло. Вместо этого мы должны рассмотреть суровые последствия этого разрыва.

Обе страны, тесно переплетенные в глубоко укоренившейся взаимозависимости, пострадают. Китай может потерять свой крупнейший источник внешнего спроса, в то время как экспорт все еще составляет 20% его ВВП. Он также потеряет доступ к технологическим компонентам США, необходимым для продвижения местных инноваций. А потеря привязки валюты к доллару США может привести к большей финансовой нестабильности.

Но последствия также будут проблематичными и для США, которые потеряют главный источник дешевых товаров, которыми потребители с ограниченными доходами сводят концы с концами. Экономика США, испытывающая нехватку роста, также потеряет основной источник внешнего спроса, потому что Китай стал третьим по величине и самым быстрорастущим экспортным рынком Америки. И США потеряют свой крупнейший источник иностранного спроса на казначейские ценные бумаги, что вызывает еще большее беспокойство в свете надвигающихся потребностей в финансировании самого большого государственного дефицита в истории.

Этот разрыв не является большим сюрпризом. Как и в случае межличностных отношений, геополитическая зависимость может привести к конфликту, особенно если один партнер начинает идти своим путем. И десятилетие восстановления равновесия в Китае — переход от экспорта и инвестиций к росту, ориентированному на потребителя, от производства к услугам, от избыточных сбережений к экономии на поглощении и от импорта к местным инновациям — действительно поставило его на совершенно другой путь.

Это оказалось все более и более неудобным развитием для зависимых от Китая США. Оставшись позади, Америка почувствовала презрение, и это презрение привело сначала к обвинению, а теперь и к открытому конфликту.

Последствия разрыва США и Китая выходят далеко за рамки экономики.

Решающее изменение в балансе мировой власти, вступающее в новую холодную войну, вполне может быть под рукой. При администрации Трампа «Америка прежде всего» США обратились внутрь, навязывая презрение своим некогда лояльным союзникам, прекратив поддержку основных многосторонних институтов (включая Всемирную торговую организацию и, в разгар пандемии, Всемирную организацию здравоохранения), охваченная торговым протекционизмом. Тем временем Китай заполняет пустоту, отчасти по замыслу (через свою инициативу «Пояс и Путь», Азиатский банк инвестиций в инфраструктуру и воздушные перевозки медикаментов (в страдающие пандемией страны в Европе и другие страны), но также по мере отступления США.

Хотя эти тектонические сдвиги ухудшат положение большинства американцев, США, похоже, пожимают плечами. America First нашла отклик в связи с повсеместной настороженностью глобализацией (в настоящее время подкрепленной опасениями по поводу уязвимости цепочки поставок). Многие американцы недовольны, якобы, несправедливыми торговыми сделками и практиками, возмущены, по-видимому, непропорциональным финансированием США таких учреждений, как Международный валютный фонд и Всемирный банк и подозревают, что зонтик безопасности США над Европой, Азией и в другими местами поощряет свободных райдеров и других не учитывая их справедливые интересы.

Как это ни парадоксально, этот внутренний поворот происходит как раз в тот момент, когда и без того депрессивные внутренние сбережения Америки окажутся под огромным давлением в результате взрыва дефицита государственного бюджета, связанного с пандемией. Это не только подразумевает углубление дефицита текущего счета и торгового баланса (враг «Повестки дня для Америки»), но также создает серьезную проблему для долгосрочного экономического роста.

Соотношение государственного долга и ВВП Америки, которое достигло 79% в 2019 году, теперь почти наверняка значительно превысит рекордный показатель в 106% в конце Второй мировой войны. К процентным ставкам, зафиксированным на нуле, никому нет дела. Но в томи проблема: процентные ставки не будут вечно оставаться на нуле, а экономический рост в США с чрезмерной задолженностью увядает при малейшем росте расходов по займам.

Можно ли спасти сломанные американо-китайские отношения? По иронии судьбы, COVID-19 предлагает шанс снаружи. Лидеры обеих стран должны прекратить игру в вину и начать восстанавливать доверие. Чтобы сделать это, им необходимо разобраться с тем, что действительно произошло в первые дни пандемии — декабрь для Китая, январь и февраль для США.

Это не время для ложной гордости или националистического шума. Истинные лидеры часто появляются или раскрываются в самые мрачные моменты истории. Неужели слишком поздно для Трампа и президента Китая Си Цзиньпина понять, что поставлено на карту и воспользоваться этой возможностью?

 

Стивен С.Роуч

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий