Китай запускает новый мировой кризис

pic
Крупнейшая экономика Азии на спаде, Федрезерв собирается повышать ставки, а Китай только что девальвировал юань. Ничего не напоминает?

В 1994 году такая цепочка событий привела к конкурентной девальвации валют, а впоследствии способствовала началу азиатского финансового кризиса, который вылился в обвал банков и корпораций, а также экономический кризис в большой части региона.

Станут ли нынешние волнения на рынке предвестником еще одного кризиса регионального масштаба?

Безусловно, в этих историях есть черты сходства, но также можно заметить и важные различия: на сей раз страны Азии обладают лучшим платежным балансом, находятся в более сильной финансовой позиции и владеют значительным инвалютным резервом, что делает их более защищенными от изменений на рынке.

Тем не менее с внезапным резким изменением политики Китая в отношении юаня риски растут, так как это событие вызвало отклик по всему земному шару от Вьетнама до Казахстана и угрожает уязвимым развивающимся экономикам от России до Турции.

Девальвация китайского юаня последовала за стремительным замедлением роста экономики, которая является второй в мире и первой в Азии (в 1994 году крупнейшей азиатской экономикой была Япония), а также резким падением цен на товары, уже затронувшим страны от Бразилии до Австралии, Малайзии и ЮАР.

Китайские компании угрожают вытеснить товары, которые экспортируются из конкурирующих с ним стран региона и других государств с развивающейся экономикой, а Федрезерв намеревается поднять ставки впервые с момента мирового финансового кризиса.

Сегодня китайский рынок акций пережил худший день с 2007 года, который даже сдержанное в формулировках ИА «Синьхуа» окрестило «черным понедельником». Мировые финансовые рынки близки к панике: вслед за пятничным падением американских индексов более чем на 3% распродажи продолжились на азиатских и европейских биржах, а цены на нефть обновили минимум с 2009 года.

Есть о чем тревожиться

«Серьезные волнения на рынке не просто возможны, а весьма вероятны», — такого мнения придерживается Стивен Джен, сооснователь лондонского хедж-фонда SLJ Macro Partners LLP, в отношении таких стран, как Бразилия и ЮАР. Он добавляет:

«Но я не прогнозирую кризиса или даже просто сложных ситуаций в Азии. Основная причина в том, что азиатский кризис 1997 года уже очистил финансовую систему региона, и устойчивость рынка должна быть выше».

До 1994 года Азия была меккой мира инвесторов — в конце XX века многие видели в ней чудо экономического роста. Эта эйфория была недолгой.

Девальвацию в Китае, случившуюся 21 год назад, часто называют непосредственной причиной последовавшего за ней кризиса развивающихся рынков, в то время как, согласно исследованию Lombard Street Research, реальной причиной послужил подъем ставки ФРС.

В этом году неожиданное движение китайской валюты спровоцировало Вьетнам девальвировать донг. Казахстан в прошлый четверг утратил контроль над курсом валюты, и тенге упал более чем на 20% по отношению к доллару. Курсы южноафриканского рэнда и турецкой лиры также значительно снизились.

«Курс на понижение»

«Цикл понижения в Азии начался в 2013 году — он был и остается болезненным», — сообщили экономисты Morgan Stanley, в числе них Четан Ахья из Гонконга, в отчете в понедельник. Хотя шансы на то, что спад продолжится, велики, пишут они, «повторение сценария 1997−98 года маловероятно».

По их мнению, структура долга, в большей степени сосредоточенная внутри региона, постоянные деинфляционные воздействия, положительные платежные балансы, гибкие обменные курсы и адекватные золотовалютные резервы дают руководству стран в регионе больше контроля над ликвидностью рынка.

Стивен Роуч, старший научный сотрудник в Йельском университете, говорит: азиатский кризис был связан с неустранимой привязкой валют к доллару, недостаточными золотовалютными запасами и крупным объемом поступающих «горячих денег».

Долларовый долг

Аналитики Bloomberg утверждают: сегодняшние обстоятельства отличаются от обстоятельств 1994 года. Однако Роуч, который во время азиатского финансового кризиса был главным экономистом Morgan Stanley, утверждает, что есть одно неприятное сходство: в момент, когда Народный банк Китая проводит девальвацию, и начинается спекулятивная торговля юанем, страна имеет долг в долларах размером около 1 трлн.

Слабая внутренняя валюта усиливает долговое бремя, давящее на китайские компании, которые уже находятся в стесненных обстоятельствах и сейчас вынуждены будут увеличить расходы в юанях на выплату долга.

Также перед Азией стоит новая угроза — а именно зависимость региональных экономик от Китая, испытывающего экономический спад. В середине 1990-х США были основным надежным покупателем товаров, производимых в этом регионе. Роуч утверждает:

«Это значит, что при снижении экспорта из Китая — а сейчас он существенно снижается (минус 8,3% по сравнению с показателем прошлого года в июле), — проблемы ожидают и другие страны Азии, зависящие от Китая».

Согласно заключению экспертов Bank of America Merrill Lynch, юань упадет до значения 6,5 по отношению к доллару (6,9 к концу 2016 года), что близко к снижению на 10%.

Волны от снижения юаня

Джен предполагает, что падение юаня на 10% приведет к движению других валют в Азии на значения от 5% до 20%.

Экономист Lombard Street Research Швета Сингх из Лондона пишет: Вьетнам, Таиланд, Южная Корея и Малайзия, находящиеся в азиатском регионе, более уязвимы по отношению к девальвации, в то время как в Европе риску подвержены Венгрия и Польша, а больше всех может пострадать Турция.

Не все согласны с тем, что Азия стоит на пороге нового кризиса. Мнение, что девальвация юаня запустила цепочку событий, которая в итоге вылилась в региональный кризис, является «давно развенчанной газетной уткой, о которой никак не хотят забывать» — заявил Давид Левингер, бывший специалист по Китаю в Казначействе США, а ныне аналитик в компании по управлению фондами TCW Group Inc. В Лос-Анджелесе.

Девальвация юаня двадцать лет назад в большей степени была симптомом других проблем, которые стояли в этот момент перед регионом, а не спусковым крючком начала кризиса, утверждает Гленн Магвайр, сингапурский экономист из Australia & New Zealand Banking Group Ltd. По его мнению, так как азиатские валюты сегодня не имеют той жесткой привязки к доллару, что была у стран, которых затронул предыдущий кризис, регион в большей степени может приспособиться к изменившимся обстоятельствам.

Медленный старт?

Денежная политика США также выглядит совершенно иначе. В 1994 году Федеральный резерв активно повышал ставки, а сейчас ухудшающиеся перспективы мирового роста и повышение курса доллара привели к тому, что вероятность повышения ставок в следующем месяце упала ниже 50%, — так утверждает Credit Suisse Group AG.

Шейн Оливер, глава департамента инвестиционной стратегии в Сиднейской компании AMP Capital Investors Ltd., управляющей фондами объемом около 114 млрд долларов, заявил: параллели, связывающие прошлую и нынешнюю ситуации, включают уязвимость «многих стран с развивающейся экономикой», в число которых входят все страны Латинской Америки, Турция и ЮАР. Он сказал: «Китай запустил кошку в клетку с голубями».

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий