Как сокращение бедности возможно при деглобализации

Как сокращение бедности возможно при деглобализации

Резко ограничив международную торговлю, пандемия COVID-19 ускорила уже существующую тенденцию. Сейчас как никогда важно, чтобы развивающиеся страны искали альтернативы росту за счет экспорта.

НЬЮ-ХЕЙВЕН — Пандемия COVID-19, похоже, ограничила глобализацию способами, о которых нынешняя администрация США едва ли могла мечтать даже год назад. Но, если смотреть в более широком контексте, уход в этом году от глобализации — это всего лишь последняя глава в продолжающемся процессе, который привел к тому, что развивающийся мир стал все более пессимистично настроенным в отношении роста за счет экспорта как пути выхода из бедности.

До появления COVID-19, по последним оценкам Всемирного банка, доля мирового населения, живущего в крайней бедности (менее 1,90 доллара США в день в долларах 2011 года), снизилась с 36% в 1990 году до 10% в 2015 году. Даже без нынешнего кризиса бедность оставалась серьезной проблемой во многих частях мира, не в последнюю очередь в странах Африки к югу от Сахары.

Страны с развитой экономикой — особенно Соединенные Штаты и Соединенное Королевство — все чаще обращаются внутрь, ограничивая торговлю, подрывая многосторонность и закрывая свои границы для иммигрантов. И крайне маловероятно, что эти тенденции в ближайшее время обратятся вспять.
Тем не менее, даже если глобальная торговля больше не является основным двигателем роста, у развивающихся стран есть другие средства сокращения бедности. Один из вариантов — способствовать региональной интеграции, углубляя трансграничные связи с соседними странами, находящимися на аналогичной стадии развития.

Хотя региональные партнерства не могут обеспечить такую ​​же покупательную способность, как в прошлом рынки с высоким уровнем дохода, они все же могут сформировать достаточно большой рынок для достижения экономии за счет масштаба. Как и в случае с ранним Европейским экономическим сообществом (предшественником Европейского союза), экономическое сходство развивающихся стран может быть преобразовано из препятствия в преимущество.

Но региональная интеграция потребует изменения мышления. Развивающиеся страны должны проявлять большую готовность к сотрудничеству с соседями, которых они традиционно считали конкурентами. Им придется инвестировать в инфраструктуру, чтобы связать рынки как внутри страны, так и между странами. И им нужно будет создать новые институты и торговые соглашения для поддержания стабильной системы.

Другой вариант для развивающихся стран — сосредоточить больше внимания на своих внутренних рынках, чтобы компенсировать потерю международного спроса. Такой подход легче применять в странах с большим населением.

Например, Индия, безусловно, могла бы стимулировать более сильный рост в пределах своих собственных границ при условии, что она будет проводить правильную политику. Такая модель по-прежнему будет в значительной степени зависеть от торговли, но это будет торговля между регионами внутри Индии, а не с остальным миром.

Безусловно, в стране, где большинство людей живет на уровне прожиточного минимума, большое население не создает автоматически достаточного спроса для ускорения роста. Но для стран, которые имеют значительный средний класс с достаточной покупательной способностью, чтобы покупать промышленные товары или коммерческие услуги, производимые внутри страны, есть широкие возможности для стимулирования роста и устойчивого сокращения бедности.
Однако менее густонаселенные страны, как правило, не имеют достаточно больших внутренних рынков, чтобы поддерживать рост в отсутствие внешней торговли.

Особенно в их случае, как никогда важно, чтобы политики делали акцент на мерах по обеспечению равенства. Многие развивающиеся страны, особенно в Африке к югу от Сахары, демонстрируют ошеломляющее неравенство. Обычно небольшая группа сверхбогатых контролирует природные ресурсы страны, в то время как миллионы живут в бедности. В отсутствие торговли единственный способ создать и поддержать средний класс в таких странах — это перераспределение ресурсов от богатых.

Более равное распределение ресурсов не только будет способствовать социальной гармонии. Это также создаст условия для роста, поскольку гарантирует, что любые дополнительные ресурсы, вызванные положительным шоком богатства (например, ростом цен на сырьевые товары), будут стекать вниз, создавая необходимую покупательную способность для поддержки внутреннего производства.

Если эта идея кажется надуманной, рассмотрим опыт Норвегии. Когда страна открыла нефть в 1969 году, ее доход на душу населения составлял 31861 доллар (в долларах 2010 года). К 2018 году эта цифра почти утроилась и составила 92120 долларов. Важно отметить, что по состоянию на 1979 год (первый год, за который имеются данные), исследование доходов в Люксембурге показывает, что в Норвегии был относительно низкий коэффициент Джини 0,224, что указывает на относительно низкое неравенство.

Теперь рассмотрим Мексику, которая сделала крупные открытия нефти в 1970-х годах, но имела коэффициент Джини 0,430 в 1984 году, что указывает на гораздо более высокое неравенство. В период с 1960 по 2018 год его доход на душу населения увеличился с 3908 долларов до ничтожных 10404 долларов.

Разумеется, между Норвегией и Мексикой существует много различий, помимо показателей неравенства доходов. Но факт остается фактом: благодаря продуманному уравновешиванию равенства и роста многие развивающиеся страны получат хорошие шансы сократить бедность и достичь более широких экономических целей даже в нынешних глобальных условиях.

 

Пинелопи Коджиану Голдберг

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий