Как низкая производительность может нейтрализовать монетарную политику

Как низкая производительность может нейтрализовать монетарную политику

То, что казалось циклической проблемой, трансформировалось в проблему аспекта предложения, пишет Стивен Кинг.

Чрезвычайно низкие темпы роста производительности стали отличительной чертой всех развитых экономик. Новые гаджеты и технические изобретения появляются каждый день, однако при этом показатель почасовой выработки растет удручающе медленно. Следует признать, что в одних странах дела обстоят лучше, чем в других. За период с 2007 по 2014 (последний год, по которому доступна сравнительная информация) рост часовой производительности в США превысил 7%, в то время как в Британии этот показатель оставался на прежних уровнях, а в Италии упал на 2%.

Впрочем, даже «успехи» оборачиваются поражениями, если судить по нашей собственной истории. Ранее США переживали подобный период блеклого и неубедительного роста производительности лишь в тяжелые времена в начале 1980-х, когда две рецессии спровоцировали серьезное, хотя и временное, падение производительности.

Есть много объяснений этому. Например, идея «вековой стагнации», о которой вспомнил Ларри Саммерс; или заявление Роберта Гордона о том, что эпоха максимального влияния технологий на качество жизни уже осталась в прошлом; или мое скромное мнение, согласно которому после войны экономика в течение длительного времени наверстывала упущенное, а сейчас мы возвращаемся к экономической «нормальности».

Пожалуй, позиция Саммерса является самой оптимистичной во многих аспектах. Фискальное стимулирование, особенно сосредоточенное на инфраструктурных проектах, в надежде, что рост спроса генерирует рост предложения. Однако здесь существует опасность того, что стимулирование раздует госдолг, не оказывая при этом никакого устойчивого и долговременного положительного влияния на экономику. Вспомните о ситуации в Японии на протяжении двух последних десятилетий, или о стимулировании в США, запущенном после того, как лопнул пузырь доткомов, но лишь спровоцировавшем бум с последующим спадом на рынке жилья, без какого-либо продолжительного благотворного воздействия на рост производительности.

Низкие показатели производительности разъедают уровень жизни и материального благосостояния. Если тренд, сформировавшийся после финансового кризиса, получит дальнейшее развитие, к 2021 году в США уровень средних доходов будет на 16% ниже, чем при послевоенном тренде производительности, поддерживавшемся на уровне 2% г/г. Налоговые доходы в казну, здравоохранение, пенсии, рост зарплат и другие источники поступлений в копилку национального благосостояния – все эти показатели снизятся. Политикам придется отказываться от данных ранее обещаний.

На данный момент попытки стимулировать производительность провалились. То, что казалось циклической проблемой экономики, трансформировалось в острую проблему аспекта предложения. Что еще хуже – стимулированное, нацеленное на раскачку экономического роста и сдерживание безработицы, может невольно нанести удар по показателям производительности. Чрезвычайно низкие процентные ставки и количественное смягчение могли взвинтить цены на все активы без разбора, ограничивая способность рынков капитала отделять зерна производительности от плевел неэффективности.

Кроме того, устойчиво низкая производительность может нейтрализовывать эффекты монетарной политики. В мире со структурно низкими показателями экономики и инфляции, процентные ставки будут опускаться до невероятно низких уровней – что мы сейчас и наблюдаем. Однако если процентные ставки являются структурно низкими, их уже никак нельзя будет изменить в случае глубокой рецессии.

В этом случае вся схема монетарной политики окажется в свободном доступе. Ей придется расстаться со всеми прежними традициями и стереотипами. В условиях нулевых ставок Центробанкам придется все теснее сотрудничать с министерствами финансов, ставя во главу угла такой приоритет, как скоординированные действия, и жертвуя при этом своей независимостью. Об инфляционном таргетировании, возможно, придется забыть или заменить его целевыми уровнями по номинальному ВВП: замедление реальных темпов роста будет тогда противопоставляться ориентирам на разгон инфляции, что будет стимулировать номинальный ВВП и сдерживать риски разрастания долга до еще более неприемлемых уровней.

Впрочем, таргетирование номинального ВВП будет эффективно лишь если Центробанки смогут убедительно продемонстрировать не только свою готовность к разгону инфляции, но и свою способность добиться этого. На данный момент они в этом не слишком преуспевают. И если темпы роста производительности будут устойчиво снижаться, с мечтами о растущем пышным цветом благосостоянии придется распрощаться. Ситуация в экономике уже является сложной, однако в политике все будет куда сложнее.

Стивен Кинг,
старший экономический советник HSBC

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий