Как достичь органичного роста экономики

Как достичь органичного роста экономики

В последние несколько лет балансы ведущих мировых центральных банков бьют все рекорды. Стоит ли ожидать, что темпы роста экономики возрастут?

Как достичь органичного роста экономики
По состоянию на конец минувшего года суммарный баланс ФРС США, Евроцентробанка, Банка Англии, Центробанка Японии и Нацбанка Швейцарии составил 16 трлн долларов. В сравнении с 2008 годом, когда началась антикризисная «накачка» ликвидностью, суммарный баланс ТОП-5 мировых центральных банков увеличился в 4,5 раза.

Некоторые специалисты считают, что такие невиданные темпы увеличения балансов ведущих Центробанков обязаны были иметь следствием более высокие темпы экономического роста в соответствующих странах, чем те, которые наблюдались в действительности. Почему подобные ожидание не в полной мере обоснованы и какие выводы можно сделать в плане содействия росту украинской экономики?

Критика, сопровождающая действия руководителей ведущих Центробанков мира, нарастала по мере реализации различных программ количественного смягчения, которые они масштабно и системно проводили. Не участвовал в этом только ЦБ Англии, чьи масштабы программ количественного облегчения были несопоставимо ниже, чем у остальных четырех ведущих мировых ЦБ. Однако в экспертном дискурсе меньше внимания уделялось вопросам государственной экономической политики. Но именно здесь, а не в программах QE, кроется более эффективный мотив для восстановительного роста экономики.

После кризиса 2008 года бурного восстановления мировой экономики не произошло, потому что госбюджетное стимулирование, в отличие от монетарного, было не столь масштабным. Более того, далеко не все из обещанного выполнено. Почему? Возможно, потому что политики имели склонность давать слишком щедрые обещания в плане бюджетной поддержки экономики, а когда дело доходило до их выполнения, «включали заднюю передачу». А может быть потому, что в некоторых ведущих странах (например, в Великобритании) вообще пришли к выводу о целесообразности бюджетной консолидации. Но, как показала практика, это оказалось не лучшим решением.

Казалось бы, все просто. В таких странах, как Швейцария и Германия, где наблюдается ненапряженная ситуация с госбюджетом и госдолгом, не стоило сокращать бюджетные расходы, стимулируя экономику. А в таких странах, как Греция и Украина, где стабильно существует дефицит госбюджета, велик госдолг и нет пространства для маневра, жесткая бюджетная политика является неизбежной. Вот только почему ни мы, ни греки, не ощутили заметных улучшений от снижения государственных расходов на развитие национальной экономики?

Украина могла бы почерпнуть немало полезного в плане государственного стимулирования экономического роста из трудов Дж.М.Кейнса и его современников, которые были посвящены событиям Великой депрессии. Но вместо этого, большой популярностью стали пользоваться так называемые «модели агентов», особенно модель «рациональных агентов». Такой тип моделирования предполагает, что правительственное вмешательство бывает как причиной кризиса, так и причиной медленного посткризисного восстановления экономики. Следуя этой популярной в Украине логике, бюджетное стимулирование экономики тоже является формой госполитики, которая не может принести ничего хорошего. Но все не так однозначно, как преподносят сторонники данной точки зрения, которые в ее обоснование приводят целый список доводов со ссылками на популярных ученых. Тут и заимствованная идея известного экономиста Д.Рикардо, согласно которой население, зная, что дополнительные бюджетные расходы приведут к повышению налогов в будущем, уже сейчас начинает сокращать свои расходы, экономя средства на будущее. Тут и мнение современных американских экономистов К.Рогоффа и К.Рейнхарта о том, что рост экономики начинает замедляться в стране, государственный долг которой составляет 90% ВВП и выше. Или менее категоричные мысли популярных итальянских экономистов А.Алесина и С.Арданьи о том, что режим жесткой бюджетной экономии полезен для экономического роста, если он базируется не на повышении налогов, а на снижении госрасходов.

Не будем углубляться: если государство увеличивает налоги или снижает госрасходы, это приводит к уменьшению совокупного спроса, что, в свою очередь, замедляет рост экономики. Мультипликатор Кейнса – величина, на которую увеличится ВВП вместе с ростом госрасходов в народном хозяйстве – является качественным теоретическим обоснованием целесообразности государственных инвестиций в развитие экономики. А в нашей ситуации речь идет даже не о целесообразности, а скорее о необходимости. Ведь не только недостаток инвестиций как таковых сдерживает темпы роста экономики Украины, важную роль также играет недостаточность стимулов к инвестированию. И кто, если не государство, должно и может создавать такие стимулы, используя, в том числе, методы бюджетной и налоговой политики.

Справедливо было бы спросить, есть ли у нас возможности для бюджетного стимулирования экономики? Да, но они достаточно ограничены. Свидетельством в пользу этого является, например, изменение остатка средств правительства на едином счету в Госказначействе за декабрь прошлого года – с 54 млрд до 5 млрд грн. Их львиная доля была направлена на исполнение статей, связанных с соцобязательствами. С учетом невысокого уровня жизни населения — это объяснимо, но было бы перспективно правильно хоть некоторую часть этих средств использовать для реализации государственных инвестиционных проектов. Через некоторое время это дало бы и увеличение доходов граждан, задействованных в таких проектах, и рост налоговых поступлений, и повышение уровня занятости. А если подавляющая часть доходов госбюджета будет израсходована на «социальные статьи», то справедливо говорить, что госбюджет на развитие экономики не направлен.

В текущем году необходимо воспользоваться возможностью осуществления государственных вложений в перспективные отрасли экономики. А с учетом того, что по ходу года госбюджет обычно корректируется и уточняется, возможность сделать это представится. А чтобы не было соблазна поддерживать частные предприятия, государственную поддержку следует сосредоточить на отраслях, перспективные предприятия которых находятся в госсобственности. Благо, ведущие предприятия таких отраслей как аэрокосмическая, ракетостроительная и авиастроительная остались в собственности государства. Здесь мы по-прежнему имеем неплохие позиции и перспективы на мировых рынках. Более того, генерируя и импортируя инновации в науке и производстве, Украина войдет в русло бурного развития четвертой промышленной революции.

Но не одни лишь прямые госрасходы являются эффективной мерой государственного стимулирования роста экономики. Модель, где государство является доминирующим субъектом, несущим ответственность за инвестиционный процесс, очевидно не подходит нынешней Украине. Но метод постепенного снижения налоговой нагрузки может быть подходящим для нашей страны на данном этапе. Поощрения предпринимательской деятельности и создание условий для стимулирования инвестиционной деятельности — вот меры госполитики, которые нам необходимо применять. По большому счету для этого нужно задействовать два направления — дальнейшее совершенствование законодательства в плане защиты прав инвесторов, и эффективная правоприменительная практика в этом вопросе. Чтобы перейти к ускорению экономического роста именно эти задачи мы должны настойчиво решать в наступившем году. В этом, а не в эмиссионной накачке экономики, к которой призывают отдельные специалисты, и состоит возможность для органичного неинфляционного роста украинской экономики.

 

Богдан Данилишин

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий