Хроники мирового кризиса. Долговой потоп

Хроники мирового кризиса. Долговой потоп

Помимо стагфляции и деглобализации, о которых мы рассказывали вчера, есть еще одна серьезная проблема, усугубленная коронавирусом и локдауном – растущий размер глобального долга, который составил $250 трлн. или 322% глобального ВВП. При этом у МВФ остался только последний $1 трлн., чтобы помочь нуждающимся.

Мировая экономика традиционно живет взаймы. А жизнь с коронавирусом – это неизбежная жизнь в кредит. Поэтому обострение ситуации с всемирным долгом никого не удивляет. Но напрягает.

В 2019 году рост закредитованности государств был во многом связан с повсеместным снижением процентных ставок. Среди развитых стран самую тяжелую долговую нагрузку испытывают США, Япония, Китай и государства еврозоны.

По оценке американского Института международных финансов (IIF), в Соединенных Штатах задолженность правительства, граждан и бизнеса превышает 327% ВВП страны ($25 трлн.), Китая – около $40 трлн., что составляет примерно 15% от общемирового долга, но всего лишь 303% ВВП.

В еврозоне значение составляет 391% ВВП, в Японии – 548%. Всего мировой долг составляет более 322% глобального ВВП – то есть на 40 процентных пунктов ($87 трлн.) выше, чем в начале финансового кризиса 2008 года.

Любопытно, что экономисты Международного валютного фонда (МВФ) придерживаются более сдержанных оценок, чем американские эксперты. Так, недавно директор-распорядитель фонда Кристалина Георгиева сообщила, что сумма государственного и частного мирового долга составляет всего $188 трлн.
На конец 2020 года глобальный долг, по мнению МВФ, еще больше увеличится: пропорционально национальному доходу в большинстве развитых стран. При этом в последующие пять лет кризис из-за коронавируса может стоить примерно $28 трлн. производственных потерь. А платить долги нужно и дальше.

Многие эксперты считают, что одной из главных причин роста мировой задолженности стала монетарная политика центральных банков. В 2019 году регуляторы начали синхронно снижать процентные ставки для стимулирования деловой активности и экономического роста.

Такая политика позволяла без особых раздумий тратить деньги на развитие различных предприятий. Поэтому размер мирового долга достиг максимального уровня за всю историю наблюдений. По приблизительным подсчетам, только в 2019 году показатель увеличился почти на $10 трлн.

Со временем развития тенденции к удешевлению кредитов ожидалось увеличение внутреннего спроса и объемов капиталовложений. Это то, что нынешнее правительство в Украине считает панацеей. В итоге ставка рефинансирования НБУ упала до 6%. Как и обещал президент. Ниже, чем когда-либо было в Украине. Но дешевых кредитов экономика так и не получила. Но это так, к слову.
Сейчас из-за вируса промышленное производство в мире сократилось более чем на треть, а часть секторов экономики оказались в замороженном состоянии. Как следствие, предприятия не получают прибыль, а объем кредитов остается прежним. В итоге правительства оказались перед трудным выбором: поддерживать производства деньгами или допустить их банкротство. Оба сценария рискуют обернуться усугублением финансового кризиса.

В предыдущей статье мы подробно рассказывали о том, что развитые страны из двух зол решили выбрать меньшее. И, несмотря на угрозу инфляции, смягчили удар по населению и самым пострадавшим отраслям.

Америка запустила эмиссию доллара, чтобы набрать $6 трлн. на борьбу коронавирусом и поддержку экономики в условиях эпидемии. В Евросоюзе тоже решили не отставать и в июле согласовали пакет финансовой помощи для борьбы с пандемией и ее последствиями в размере 750 млрд. евро ($859 млрд.). Но почти все эти средства раздаются в виде возвратных займов. И лишь небольшая часть – это безвозвратная помощь и гранты.

Не удивительно, что с начала 2020 года мировой долг продолжил уверенно расти из-за развития пандемии коронавируса. Весной мировая экономика впервые в своей истории зашла в локдаун. Последствия оказались прогнозируемыми: во всех развитых странах падение превысило объемы, которые было во время Второй мировой войны.

Операция по спасению экономики с помощью «денежных примочек» привела к тому, что центробанки крупнейших государств пристрастились к печатанию денег и раздаче кредитов. Снижение ставки ФРС США происходило три раз подряд (в третий раз – до 1,5-1,75%). Это в очередной раз послужило стимулом для бизнеса брать больше дешевых займов и не думать об их возвращении. Что в свою очередь привело к ещё большему кредитному пузыря в США.

Но не только Америка активно наращивает долги и живет взаймы. Российские экономические СМИ пишут, что по примеру Большого Брата начинает действовать и вечный торговый оппонент США – Китай. По данным IIF, на эти две страны в этом году пришлось около 60% от суммарного роста задолженности.

Больше всех занимал китайский корпоративный сектор, который составляют в основном госкомпании, взял взаймы $21 трлн. – 155% ВВП. Это почти две трети общей задолженности. При этом даже у закредитованного Вашингтона показатель находится на уровне 74% ВВП.

И от подобной политики уже начал страдать рынок корпоративных облигаций страны. Еще 2018-м в КНР этих бумаг было на $1,72 трлн. – показатель, уступающий только американскому (5,81 триллиона). Сейчас 42% нового корпоративного долга развивающихся экономик обеспечивают частные китайские компании, что резко повышает риск дефолтов в будущем. Если в благополучные годы в КНР ежегодно банкротились 18 тысяч фирм, то можно себе представить, какие риски сейчас.

Это пугает экспертов и представителей финансового сектора. Они опасаются, что в какой-то момент часть участников рынка более не смогут обслуживать долги, и произойдет так называемое «кредитное сжатие». Этот процесс провоцирует распродажу активов, и тогда мир ждет кризис по своим масштабам куда серьезней кризиса 2008 года.
Сейчас крупнейшие банки наполняют экономику ликвидностью и активно кредитуют, чтобы все не рухнуло. Но возникает замкнутый круг: долгов становится все больше, обслуживать их из-за эпидемии все сложнее.

Любопытно, что одним из самых низких уровней долга в мире сегодня обладает Россия. По подсчетам IIF, в настоящий момент общий размер долговой нагрузки страны составляет лишь 90% ВВП. Москва начала заметно снижать зависимость от внешних займов после дефолта 1998 года. И вместо наращивания займов у международных финансовых организаций увеличивать объем золотовалютных резервов.

Начиная с 2000-х годов, Москва приняла решение досрочно вносить платежи по долгам МВФ. Также правительство погасило и другие долговые обязательства, которые остались ему в наследство от СССР.

В Украине по мировым меркам государственный долг небольшой: мы находится на 51 месте между Новой Зеландией и Венесуэлой. Но все дело в доверии. Почему-то долг Японии – в 548% ВВП никого не пугает. В отличие от государственного долга Украины, который составит 68% ВВП (порядка $85 млрд.). Поэтому в следующем году минфин хочет уменьшить его до 63,4% ВВП. Все дело в том, что, если рухнет глобальная долговая пирамида, нас, как слабое звено, погребет под (образно говоря) каменными плитами так же, как Помпеи при извержении вулкана.

 

Галина Акимова

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий