Госказначейство: 2020 год начался тревожно – сильное проседание по доходам

Госказначейство: 2020 год начался тревожно – сильное проседание по доходам

В прошлом году дефицит бюджета не вышел за границы

Бухгалтерией государственного бюджета заведует такой орган, как Государственная казначейская служба (ГКС). Именно через нее проходят все транзакции, она наблюдает доходно-расходные потоки государственных ведомств, отчего некоторые называют ГКС «банком для госорганов».

О том, какая ситуация с доходами и расходами госбюджета, хватит ли денег на медицинскую реформу, о влиянии ОВГЗ и курса гривны на макроэкономические процессы UBR.ua обсудил с главой Казначейства Татьяной Слюз.

Год назад вы говорили, что в кулуарах обсуждается возможность предоставления со стороны Казначейства банкам краткосрочных кредитов overnight, что позволит государству дополнительно зарабатывать. Есть ли продвижение в этом вопросе?

Безусловно, это приоритетный вопрос и для Министерства финансов, и для Казначейской службы. Насколько мне известно, он обсуждается и в стенах Национального банка. Я думаю, что это найдет свое отражение и в бюджетных декларациях, и в стратегии управления государственных долгом, утвержденной Кабинетом министров.

Вопрос действительно актуальный. Есть такие дни, когда средств больше, чем нужно для проведения тех или иных расходов. Это стало бы дополнительным источником доходов. Почему местные бюджеты размещают, а мы не можем? Дискуссии идут, но на законодательном уровне не принято. Нужно внести изменения в соответствующие нормативные документы.

Есть ли на это политическая воля?

Да. Мы с Минфином в дискуссии. В министерстве даже создано структурное подразделение по управлению ликвидностью, которое будет заниматься этим вопросом. Уже набран коллектив.

В ведущих странах такая практика распространена?

У нас в Украине считается, что если средств на Едином казначейском счете мало, то это катастрофа. Тогда все кричат: ой, все пропало. Но в других странах – европейских и СНГ, например, в Казахстане, Азербайджане, этот вопрос тоже обсуждается. В Италии считается, что чем меньше средств на казначейском счету, тем лучше, потому что деньги работают на экономику государства. И это правильно.

Я думаю, что должно прийти время, чтобы так стало и у нас. И речь не только об overnight, но и об overdraft.

Часто звучит мнение, что на запуск второго этапа медицинской реформы денег не хватит. Так ли это?

На этот год, начиная с 1 апреля, есть отдельная бюджетная программа по медицинским гарантиям, на которую всего предусмотрено 72 млрд грн. Откуда взяли эту цифру, я не знаю, меня не привлекали к аналитике. Очевидно, когда готовился закон о государственном бюджете на 2020 год, Министерство здравоохранения совместно с Министерством финансов какой-то аналитикой занимались.

В прошлом году у нас было два источника – медицинская субвенция на сумму 56 млрд грн и 16 млрд – по бюджетной программе, то есть аналогичная сумма в 72 млрд грн. Но в этом году 72 млрд грн – с 1 апреля, а ведь в первом квартале еще была и медицинская субвенция. Поэтому денег на этот год в сравнении с прошлым немного больше.

Другой вопрос, готовы ли будут лечебные заведения. Исходя из финансированию, которое проводилось в прошлом году, технически они были готовы, но ведь сейчас хотят расширить финансирование и на сельские районы. Все будет зависеть от того, как эффективно сработает Национальная служба здоровья (НСЗУ).

Профсоюзы медиков жалуются, что в четвертом квартале могут быть проблемы с зарплатами, причем такие проблемы возникают каждый год. Это так?

Когда формируется медицинская субвенция, и расчеты закладываются в плановые показатели в бюджете, то она распределяется между административными единицами. Министерство здравоохранения по своим заведениям предоставляет соответствующие прогнозные показатели, которые Министерство финансов имплементирует в законе о государственном бюджете.

И действительно, я подтверждаю, что в прошлом году и в 2018 в некоторых областях не хватало средств. Но хочу сказать следующее: медицинская и образовательная субвенции переходные. Если субвенция осталась неиспользованной в предыдущем году, то ее можно использовать в этом. Другой вопрос, как она используется. Ведь можно не только выплачивать заработную плату, но также проводить и другие текущие расходы. А для этого нужно нормальное планирование.

Как будет в этом году, я не могу сказать, это не является полномочиями Казначейства. Мы полностью выполняем все технические процессы, которые предусмотрены бюджетным расписанием, согласно закону о государственном бюджете. Сейчас проходит оптимизация – об этом говорит НСЗУ – у тех врачей, кто перешел на новую модель, больше и заработная плата, потому что зависит от деклараций, которые заключают граждане с тем или иным семейным врачом.

Пенсионный фонд с каждым годом все чаще обращается за займами в Госказначейство?

Только в 2016-2017 году Пенсионный фонд (ПФУ) не обращался к нам за займами. Когда с 1 октября 2017 года провели пенсионную реформу, в результате которой пенсии поднялись на 30%, это ощутимо отразилось на его возможностях. Ведь отчисления ЕСВ с зарплат, к сожалению, не успевают расти такими же темпами.

Пенсионный фонд к нам обращается, и мы предоставляем займы, чтобы своевременно в полном объеме выплачивались пенсии.

Пенсионный фонд дотационный – это правда. 172,5 млрд грн дотаций предусмотрено на этот год. А в прошлом году 173,8 млрд грн было. Эта дотация из госбюджета, потому что собственных средств из поступлений единого соцвзноса не хватает.

Средняя зарплата по стране выросла более чем на 15%. Как растут зарплаты работников Казначейства?

Средняя зарплата по системе Казначейства в прошлом году была 9 200 грн, в этом году – 9 800 грн. Рост случился на 6%, это совсем мало.

Нет ли проблемы кадрового голода?

Есть кадровый голод. В 2018 году у нас текучка кадров была 8%, в 2019 – 12%. Почти каждый день кто-то увольняется и переходит на более оплачиваемую работу, особенно в городах. Вакансий очень много. Вакансии в территориальных органах, в городе Киев, мне кажется, даже больше – 50%. Много вакансий в Донецкой и Луганской областях из-за боевых действий. В Западной Украине – совсем мало.

Осложняет ли это работу Казначейства?

Фонд заработной платы доводится до штатного расписания, но ведь и нагрузки очень большие, поэтому за счет экономии средств фонда заработной платы, люди чуть больше получают.

Новые люди легко входят в курс дел?

Специфика представителя Казначейства особенная. Наших казначеев берут нарасхват бухгалтерами в государственные учреждения – там намного легче работать, но больше зарплаты. Потому что тем, кто прошел школу Казначейства, легко работать в бюджетной сфере.

За январь у нас недополучение доходов на 24%. Это обычно такой провал в январе случается?

Я хочу сказать, на самом деле в предыдущих годах тоже было невыполнение, но в этом году особенно.

Это ощутимое падение?

Да.

2019 год прогнозировали как самые сложный в плане выплаты по внешнему госдолгу. Как бы вы оценили?

Когда формируется график погашения долгов, Минфин нам его доводит по месяцам и по дням. И если понимает, что грядут пиковые выплаты, то предпринимает меры заранее: берут займы, проводится работа с международными организациями. В прошлом году мы закупали валюту для того, чтобы рассчитаться с долгами, за счет Единого казначейского счета. И достаточно было приобретено валюты за счет гривны, которая учитывалась на ЕКС.

Поток нерезидентов, скупавших ОВГЗ в последние полгода, сильно помогли работе Казначейства?

Органам Казначейства не видно, резиденты это или нет. Мы пользуемся той же статистикой, как и любой гражданин. Мы не видим, кто зашел и кому мы платим.

Но это помогло бюджету?

Министерство финансов выполняло бюджетное расписание, которое было предусмотрено. Они не имеют право выйти за его границы, чтобы придерживаться дефицита бюджета. И дефицит бюджета в прошлом году был заложен 99 млрд грн, а по факту составил 80. Это нормально, мы не перешли границу дефицита.

Осложняют ли работу Казначейства скачки курса гривны, которая в последние полгода ощутимо укреплялась?

Это не влияет на нашу работу. Это влияет на поступления доходной части бюджета и, как утверждает таможенная служба, одним из факторов является курсовая разница. Безусловно, если доходы не поступают, мы это ощущаем по поступлениям налогов, сборов, обязательных платежей.

Нет ли опасений в этом плане на этот год?

Я боюсь комментировать. Давайте вы будете такие вопросы задавать тем должностным лицам, которые отвечают за этот участок работы.

 

Алексей Ермоленко

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий