Год закрытых дверей

Год закрытых дверей

Аналитики прогнозируют, что в 2019 г. в глобальной металлургии продолжится парад протекционизма, торговых санкций и экспортных ограничений. И несмотря на это, спрос на металлопродукцию все равно будет расти.Впрочем, как и конкуренция между производителями.

Китай угомонился

В своем последнем аналитическом обзоре ассоциация World Steel (WSA) пересмотрела в позитивную сторону прогнозы относительно потребления стали в мире. По ее оценкам, в текущем году глобальный спрос на сталь вырастет почти на 4% – до 1656 млн тонн, а в 2019-м – еще на 1,4%, составив 1681 млн тонн. Вполне возможно, что реальное потребление будет даже выше. На старте нового сезона WSA, как правило, озвучивает достаточно консервативный прогноз, который по ходу поступления свежих данных улучшает.

Китай, естественно, сохранит за собой позиции крупнейшего в мире производителя и потребителя стали, но его давление на рынок, как ожидается, значительно уменьшится. Причиной этого станут не столько американские торговые санкции, как внутренние ограничения на металлургическое производство. В 2016-2017 гг. КНР уже снизила выработку металла на 120 млн тонн, а до конца 2018-го намерена урезать мощности еще на 30 млн тонн. Такие планы обнародовало китайское Министерство коммерции, сорвав бурные аплодисменты остальных экспортеров. «Пока Китай экспортирует по 5 млн тонн стали в месяц вместо 10 млн тонн, мировой рынок будет оставаться в относительном равновесии», – заявил руководитель турецкой компании Colakoglu Metalurji Угюр Далбелер.

Политика стального сдерживания в Пекине диктуется как желанием не допустить «перегрева» собственного ГМК, так и экологическими побуждениями, поскольку закрытию подлежат в первую очередь наиболее грязные мощности. В октябрьском отчете World Steel Китай оказался фактически единственным рынком, где в 2019 г. прогнозируется нулевой прирост спроса. Для сравнения: в 2017-м он составлял +8%, в 2018-м – +6%. С выводами WSA согласны и в Министерстве промышленности Австралии, тщательно отслеживающем соседний рынок. Согласно его прогнозам 2018 г. станет пиковым в стальной отрасли Китая. Производство достигнет 886 млн тонн. Но уже в 2019 г. оно предположительно снизится до 861 млн тонн, а в 2019 г. – до 842 млн тонн. Пропорционально будет двигаться и динамика потребления, сокращаясь с 810 млн тонн в текущем году до 776 млн тонн – в 2020 г.

При этом основное сокращение произойдет за счет уменьшения спроса на листовую сталь со стороны производителей автомобилей, бытовой техники и машиностроения в целом. В то же время потребности в строительной арматуре будут сохраняться на нынешнем, достаточно высоком уровне. Подтверждением таких трендов служит годовая динамика цен на Шанхайской фьючерсной бирже. В октябре котировки на горячекатаный прокат там уже опустились ниже январского уровня. Тогда как цены на арматуру хотя и плавно планируют, но все еще на 100 с лишним долларов/тонну выше, чем было в начале года.

Из сказанного можно сделать вывод, что угроза новой экспортной экспансии из Китая на внешние рынки сегодня невелика. Возможно, костюм возмутителя спокойствия попытается примерить Индия. Хотя ее металлургическая отрасль в несколько раз скромнее китайской, но по уровню рыночного тестостерона индийский ГМК сегодня впереди планеты всей. В частности, агентство Fitch прогнозирует, что к 2027 г. доля Индии в мировом производстве стали вырастет с нынешних 6% до 8,6% (в физических объемах – от 106 до 173 млн тонн выплавки). Открытым остается вопрос, сколько из этих дополнительных объемов хлынет на внешние рынки. В 2018 г. внутренний спрос в стране на стальную продукцию рос опережающими темпами, поэтому Индия остается в нетто-импортерах. Но относительно дальнейшего будущего прогнозы расходятся. Министерство металлургической промышленности в Дели прогнозирует, что в 3 ближайших года видимое потребление стали на внутреннем рынке будет расти на 10-11% в год. При таких темпах остальным крупным экспортерам стали вроде как нечего опасаться индийских конкурентов. Но вот Fitch говорит о среднегодовом росте потребления в Индии всего лишь на уровне 5,4%. А это уже совсем другая цифра. При таком сценарии индийские стальные излишки могут многим стать поперек дороги, в т. ч. и украинским металлургам. Например, на рынке ЕС страна Махатмы Ганди и Лакшми Миттала по итогам 2017 г. вышла на первое место среди экспортеров с долей 14,38%, опередив и Турцию, и Китай. Если же брать в расчет 5 последних лет, объем индийских поставок на европейский рынок вырос в 3 раза – с 1,2 до 3,7 млн тонн.

Черноморский котел

На самом деле проблема еще ближе. Ситуацию на рынках черных металлов в черноморском регионе уже расшатала экономическая рецессия в Турции. В панике из-за девальвации лиры и падения внутреннего спроса турецкие металлурги готовы валить и смежные торговые площадки, и рынок ЕС в целом. С марта по октябрь цены на турецкую арматуру и горячекатаные рулоны в портах Черного моря опустились примерно на 100 долларов/тонну. При этом образовался профицит предложения этой продукции, что вынудило снижать цены на аналогичную продукцию, как украинских, так и российских экспортеров. Сама же Турция резко сократила импорт листового проката и ввела квоты на ввоз основных видов металлопродукции, за нарушение которых будут наказывать 25-процентной пошлиной. Украины это касается весьма существенно, ведь за прошлый год она поставила турецким заказчикам 1,63 млн тонн проката на 680 млн долл. Теперь примерно треть этой продукции подпадает под квотирование. Хотя ввиду сложной экономической ситуации в Турции потребность в квотах, может, и излишня. Местные потребили резко сократили импорт стали.

Можно наверняка утверждать, что турецкая гиря подорвала стабильность глобального рынка плоского проката и тянет его на дно. Причем на том берегу Черного моря начинают понимать, что этот кризис надолго. От начала текущего года лира подешевела на 60%. На следующий год правительство в Анкаре закладывает еще до 20% инфляции, почти нулевой экономический рост и сокращение государственных инвестиций на 10 млрд долл. А это в том числе означает и свертывание крупных инфраструктурных проектов, замораживание рынков, что уже заметно.

Спрос на автомобили в Турции в сентябре упал на рекордные 68%. Строительство остановилось. По данным Ассоциации строителей Стамбула, около 75% компаний в отрасли испытывают серьезные проблемы с погашением валютных кредитов, более 2000 фирм уже обанкротились. Соответственно, отсутствие покупателей на лист и арматуру на домашнем рынке провоцирует турецких сталеваров на более агрессивное поведение на внешних рынках.

После того как в прошлом году Еврокомиссия ввела окончательные ограничительные пошлины на импорт проката из России, Украины, Бразилии и Ирана, но пощадила Турцию, та по полной воспользовалась привилегией. Согласно подсчетам ассоциации Eurofer доля турецких поставок горячекатаного рулона на рынок Евросоюза за январь-июль текущего года выросла до 32,57%, что на 5,72% больше, чем было год назад. За указанный период объем поставок в физическом исчислении составил 1,66 млн тонн, а по итогам года вполне может превысить 3 млн тонн. При этом турки рьяно хватаются и за любые другие доступные рынки, демонстрируя большую готовность к ценовым уступкам. Как сообщила Турецкая ассоциация экспортеров стали (CIB), в сентябре-2018 экспорт стали из Турции был на 94,9 % выше, чем в сентябре-2017. В физическом выражении он составил 2 млн тонн, в денежном – 1,4 млрд долл. При этом горячекатаный рулон, например, турки отдавали в черноморских портах на 7-10 долл. дешевле, чем предлагалась аналогичная продукция украинского происхождения. А ведь, как правило, все было наоборот. Хотя бы потому, что фрахт из Украины на те же 10 долл. дороже.

Большой барьерный риф

Летом казалось, что цунами, вызванное решением администрации США ограничить доступ импортной стали на местный рынок посредством 25-процентной пошлины, накроет весь рынок. Действительно, оно запустило цепную реакцию ответных защитных мер в разных городах и весях. Но к разрушительным последствиям на рынке не привело. Наоборот, по целому ряду позиций спрос на импорт на козырном американском стальном рынке остается высоким. Зато цены там выросли практически на весь ассортимент, а по некоторым позициям даже с лихвой отыграли пошлины. К примеру, средневзвешенные цены на горячекатаный рулон на рынке США, по данным Platts, в сентябре 2018 г. были на 46,64% выше, чем в сентябре-2017, поднявшись с 626,09 долл./тонну до 917,75 долл./тонну. Сами объемы ввоза стальной продукции на рынок США после санкций Дональда Трампа сократились на 11%, но доля импорта на американском рынке стали уменьшилась не так существенно – с 25-26% в прошлом году до 21% в сентябре 2018-го.

Генеральный директор ассоциации World Steel Эдвин Бассон отмечает, что мировая металлургическая промышленность пока не ощутила существенного воздействия на объемы и направления торговли от введенных в США тарифных санкций и ответных протекционистских мер. По его мнению, в последние 2-3 года на глобальном рынке стали и так наблюдалось некоторое сокращение оборотов. Если на переломе 2000-2010 гг. порядка 36-37% произведенной в мире стальной продукции продавалось за рубеж, то теперь этот показатель сократился до около 33%, что в целом соответствует историческому среднему уровню.

Введенные летом Европейским Союзом квоты на импорт стальной продукции сегодня тоже не выглядят настолько устрашающе, как изначально. За 90 дней действия квот они выбраны в целом примерно на 40%, а поскольку срок действия квот составляет 200 дней, то существенного перебора не ожидается (возможно, лишь по отдельным позициям). Из тех 11 сортаментных групп, которые касаются Украины, по состоянию на 18 октября больше всего исчерпаны квоты на проволоку (53,54%), полый профиль (49,38%), газопроводные трубы (46,98%) и арматуру (46,65%).

Можно было бы утверждать, что сталепроизводителям вполне удалось приспособиться к новым рыночным условиям, если бы не ожидание очередных сюрпризов. Сегодня сохраняется угроза дальнейшего желания регионов и отдельных стран закрывать свои границы для импорта. Плохие предчувствия привносят в отрасль нервозность. Как показал состоявшийся в начале октября в Гамбурге форум металлотрейдеров Eurometal, большинство из них ожидает дальнейших торговых ограничений. По информации агентства Argus, Европейская комиссия уже в конце ноября или начале декабря может принять окончательные меры по защите регионального рынка проката, предусматривающие, в частности, квоты на импорт конкретных видов стальной продукции для отдельных стран в ЕС, а не в целом для сообщества. Вступление в силу подобного решения ожидается в январе-феврале 2019 г.

Со своей стороны европейские металлурги опасаются свежих защитных мер со стороны Канады и Египта. США ввели санкции против Ирана. Китай и Турция грозят очередными ответными мерами Штатам. Мексика обещает зеркально ответить Канаде по поводу введенных пошлины на импорт стали. Индия ввела пошлины на ряд позиций китайской стали. Украина, кстати, тоже не совсем осталась в стороне, начав расследование против оцинкованного проката происхождением из России и Китая. Джинн протекционизма вырвался из лампы и быстро не успокоится. «Мы видим, что одно расследование копирует другое, эффект домино проявляется на многих уровнях и во многих случаях, – описал нынешнюю ситуацию на глобальном рынке стали партнер юридической фирмы Van Bael & Bellis Юрий Рудюк, выступая на форуме Eurometal. – Поэтому мы не исключаем дальнейшей эскалации, тем более что сейчас скорость принятия протекционистских решений очень высока».

 

Ярослав Ярош

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий