Глобализация остановилась и может начать движение в обратную сторону – FT

Глобализация остановилась и может начать движение в обратную сторону

Торговая либерализация остановились, и на сцену вышел стремительный рост протекционизма. Конец ли глобализации? Это вопрос жизненно важный. Ответ на него тесно связан с состоянием мировой экономики и политикой Запада. Миграция подняла очень специфическую проблему. Эра глобализации не сопровождалась общим обязательством либерализовать передвижения людей. Поэтому стоит сосредоточить внимание на торговле и потоках капиталов. В этих областях все указывает, что глобализация достигла своей вершины и в некоторых сферах даже начала движение в обратном направлении. Об этом на страницах Financial Times пишет Мартин Вульф. Он замечает, что эксперты Института международной экономики Петерсона заметили, что соотношение между мировой торговлей и производством было неизменным с 2008 года. Таким образом, это стало самым длинным периодом стагнации со времен Второй мировой войны. Эксперты Global Trade Alert подчеркивают, что объем мировой торговли также переживал стагнацию с января 2015 года до марта 2016-го, хотя мировая экономика в целом продолжала расти. Биржа трансграничных финансовых активов достигла 57% от мирового ВВП в 2007 году, а уже в 2015 году она упал до 36%. И наконец, потоки прямых иностранных инвестиций остались на уровне ниже 3,3% от мирового ВВП за 2007 год, хотя биржа продолжила хоть и медленно, но расти в соответствии объему производства. Таким образом, импульс для дальнейшей экономической интеграции иссяк, и в некотором смысле начался обратный процесс. Глобализация больше не двигает вперед мировой экономический рост. Если этот процесс закончится или начнет движение в обратном направлении, это будет не впервые со времен индустриальной революции, которая произошла в начале 19-го века. Предыдущий период глобализации произошел в конце 19-го века, в эру империй. Первая мировая война закончила ее, а великая депрессия полностью уничтожила. Принципиальным фокусом экономической и внешней политики США после 1945 года было восстановить мировую экономику, но на этот раз за счет объединения суверенных стран под крылом международных экономических институтов. Если Дональд Трамп, который пообещал стать протекционистом и подчинить себе глобальные институты, станет президентом в ноябре, это может стать началом отречения США от своей послевоенной политики. Учитывая исторический опыт и нынешние торговые политики, в частности в США, вполне естественно возникает вопрос, когда конец наступит и современной эре глобализации. И чтобы ответить, нужно понять суть движущих сил. Частично причина замедления заключается в том, что много возможностей если не были исчерпаны, то сильно сократились. К примеру, когда все трудоемкие производства уехали из богатых стран, рост торговли их продуктами должен уменьшиться. Аналогично тому, как крупнейший инвестиционный бум, который произошел в Китае, начал замедляться в конце концов, так же замедляется и спрос на большое количество ресурсов. А это влияет и на их цену, и на объемы поставок. Опять же, конец уникального глобального кредитного взрыва должен привести к сокращению трансграничных запасов финансовых активов. И наконец после десятилетий потока прямых иностранных инвестиций, компании, которые их получили, должны либо воспользоваться возможностью и прийти к успеху, или провалиться. Конечно, это лишь одна сторона медали.

«Торговая либерализация застопорилась. И протекционистские меры все больше становятся заметными. Финансовый кризис принес с собой регуляторные меры, многие из которых призваны замедлить трансграничные финансовые потоки. Рост ксенофобских сантиментов и замедление торговли уменьшают поступление прямых иностранных инвестиций. Короче говоря, политика менее благоприятная», — говорится в статье. Автор добавляет, что центральную роль в истории глобализации, все же, играют США. И Дональд Трамп стал крупнейшим кандидатом в президенты с протекционистскими взглядами с 1930-х годов. Но и демократ Хиллари Клинтон, которая была архитектором американского «разворота к Азии», теперь отказалась поддерживать этот курс. А тем временем, переговоры между США и ЕС о соглашении по созданию Трансатлантического торгового и инвестиционного сотрудничества переживают глубокие проблемы. Переговоры об оживлении мировой торговли в Дохе также провалились. И хуже всего то, что важный сегмент западной общественности больше не верит, что увеличение торговли идет им на пользу. Соотношение реальных доходов и усилий по увеличению импорта дает основания для такого скепсиса. «В лучшем случае глобализация остановилась. Может ли она начать обратный ход? Да. Для этого нужен мир между великими державами. Кое-кто даже предполагает, что для этого нужна гегемония, которая была у Великобритании в 1914 году и у США после 1945-го. Во времена слабых экономических результатов у лидирующих высокодоходных странах, роста неравенства и больших сдвигов в балансе мировых держав, новый коллапс не исключен», — считает обозреватель, предполагая, что между США и Китаем может вспыхнуть конфликт в Южно-Китайском море. По его мнению, остановка глобализации имеет действительно важное значение. Ведь впервые с 19 века мир наблюдает рост неравенства доходов домохозяйств. Между 1980-м и 2015-м годами глобальный реальный доход возрастал в среднем на 120%. «Возможности, которые предлагает глобализация, жизненно важные. Наше будущее не может полагаться на отгораживание себя от других», — пишет Вульф. По его мнению, самым большим провалом стало то, что богатые страны не смогли обеспечить более равномерное распределение своих экономических достижений. Также проблемой стала неспособность смягчить боль тех, кто пострадал от неравенства. Однако экономические изменения остановить не возможно. Кроме того, влияние повышения производительности и новых технологий на уровень заработных плат и количество рабочих мест значительно превышает рост импорта. Глобализация не может решить все проблемы, с которыми столкнулся мир. Ранее издание Financial Times писало, что центральные банки мира боятся надолго погрязнуть в эре низкого роста экономики. Центральные банки в Европе и Японии опустили процентные ставки ниже нуля, чтобы усилить инфляцию. Однако американские политики ставят под вопрос эффективность такого шага, напоминая, что Европа и Япония очень сильно полагаются на небанковских игроков, таких как фонды денежного рынка. А здание New York Times писало, что центробанки развитых стран до сих пор не преодолели последствия финансового кризиса 2008 года. Много людей и бизнесов стараются экономить, несмотря на то, что центральные банки установили почти нулевые процентные ставки. Экономисты предостерегают, что политика «легких денег» теряет эффективность, а со временем может даже ухудшить ситуацию.тивность, а со временем может даже ухудшить ситуацию.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий