Финансовая система США: напряжение нарастает

Сергей Блинов
Сергей Блинов, руководитель группы макроэкономических исследований ПАО «КАМАЗ»

С 2015 г. темпы роста денежной базы США отстают от темпов роста денежной массы. Исторически это всегда вызывало напряжение в финансовой системе и часто заканчивалось кризисами. Денежную статистику США изучил Сергей Блинов, руководитель группы макроэкономических исследований ПАО «КАМАЗ».

Изучение денежной статистики США может привести ко многим интересным наблюдениям. Посмотрите, например, как в последние сто с лишним лет росла американская денежная масса. На рисунке 1 это два ряда Money Stock (желтая и зеленая линии).

Деньги в США

Если более чем столетняя тенденция продолжится, то к 2047 г. американская денежная масса достигнет $100 трлн. Для сравнения: сейчас это всего $14 трлн.

Но поговорим о другом – о кризисах. Красными пунктирными линиями на диаграмме показаны важные периоды – периоды напряжения в денежной системе США. Когда денежная база и денежная масса одновременно растут, никакого напряжения в денежной системе не возникает. Когда денежная база растет быстрее денежной массы, происходит даже смягчение денежной ситуации.

Отставание же темпов роста денежной базы от темпов роста денежной массы вызывает напряжение в финансовой системе, которое требует вмешательства денежных властей и адекватного решения, и если решение вовремя не принимается, то рост напряжения неизбежно ведет к кризису.

В 1929-1933 гг. напряжение в финансовой системе США возникло из-за того, что денежная база практически повторяла динамику золотых запасов. А золотые запасы не росли. Рост напряжения в конце концов привел к обвалу денежной массы (на рисунке отчетливо виден провал желтой линии вниз), что вызвало Великую депрессию. Решение было найдено лишь в 1933 г. — девальвация доллара. Цена тройской унции золота выросла с $20,65 до $35. Такой шаг сразу более чем в полтора раза увеличил возможности наращивания долларовой денежной базы даже при неизменных золотых запасах. Ведь если раньше на одну унцию золотых запасов Федрезерв мог без опаски печатать около $20, то сейчас на ту же унцию запасов стало возможным печатать $35.

В 1960-х гг., чтобы снять аналогичное напряжение, США решили воспользоваться своим уникальным положением в мировой финансовой системе. Запасы монетарного золота в США в это время не только не росли, а даже снижались (за период 1958-1968 гг. – более чем в два раза). Но по решению Бреттон-Вудской конференции доллар США был в привилегированном положении и ценился практически как золотой эквивалент. Пользуясь этим, США стали просто печатать больше долларов, полагая, что наращивать соответствующее золотое обеспечение не обязательно. Какое-то время это работало. Но в конце 1960-х гг. некоторые страны (например, Франция) предъявили Соединенным Штатам большие суммы бумажных долларов с требованием поменять их на золото.

Это потребовало от американских денежных властей новых решений, и в начале 1970-х гг. США в одностороннем порядке отменили привязку доллара к золоту (так называемый «никсоновский шок«). Как и девальвация 1933 г., «никсоновский шок» благотворно сказался на возможностях ФРС наращивать денежную базу. Но главное, что на этот раз «золотые оковы» с денежной системы США были сброшены окончательно.

К 2008 г. напряжение в американской денежной системе возникло вновь: денежная масса в стране уверенно росла, а вот рост денежной базы практически прекратился. О том, что это привело к кризису в США, а затем и в других странах, можно не говорить – воспоминания об этом еще свежи. Решением стало количественное смягчение, вовремя и мастерски проведенное главой ФРС Беном Бернанке. Количественное смягчение не только устранило отставание роста денежной базы, но и обеспечило ее опережающий рост.

С конца 2014 г. (после ухода Бернанке с поста главы ФРС в январе 2014 г.) количественное смягчение было прекращено, и денежная база в США прекратила свой рост. Более того, сейчас она постепенно сокращается. А это значит, что напряжение в системе опять нарастает. Насколько оно опасно?

Оптимист скажет, что благодаря усилиям Бернанке американской денежной базе (синяя линия на рисунке) понадобится еще 4-5 лет, чтобы приблизиться к «нормальной» для США траектории денежной базы, в докризисный период близкой к траектории движения денежного агрегата М1.

Пессимист возразит, что посткризисное ужесточение регулирования финансовой сферы (в России это так называемые базельские нормы) делает невозможным возврат к прежде «нормальному» для американской денежной системы разрыву между денежной базой и денежной массой. И что «финансовый взрыв» может произойти в любую минуту.

Так или иначе, но возможны два варианта дальнейшего развития событий. В первом из них ФРС, не дожидаясь ухудшения ситуации, перестанет увеличивать напряжение и прекратит сжимать денежную базу. Широко обсуждаемое повышение или снижение процентной ставки ФРС здесь играет весьма второстепенную роль. Если ставку ФРС из каких-либо соображений (например, для борьбы с инфляцией) нужно повышать, то делать это можно и вполне безболезненно для экономики. Ведь главное – это не снижать при этом денежную базу в количественном выражении.

Второй вариант: ФРС продолжит текущую политику количественного ужесточения, и напряжение в системе будет закономерно нарастать, пока не закончится кризисом. В этом случае, как это многократно бывало в прошлом, денежная база так или иначе будет вновь скачкообразно увеличена – система найдет своих Бернанке.

Сейчас трудно сказать, каков запас прочности американской денежно-финансовой системы и как долго сможет она выдерживать нарастающее напряжение. Когда именно рванет и что именно станет триггером срыва американской финансовой системы – предсказать сейчас невозможно. Это может произойти в любой момент, хоть сейчас. И отслеживание действий ФРС по изменению процентной ставки мало что даст. Но если политика ФРС вдруг изменится и мы вновь увидим количественное смягчение (пусть и при высоких процентных ставках), то тревогу можно будет отменить.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий