Фактор Нацбанка: какие вызовы предстоит учесть регулятору

О проблемах и тактике экономического роста Украины

Фактор Нацбанка

Важнейшей стратегической задачей власти является содействие увеличению объемов производства и экспорта высокотехнологичной продукции. А среди тактических задач на первом месте – выход экономики Украины на траекторию устойчивого роста после серьезнейшего спада, который наблюдался в 2014-2015 годах. Устойчивым, по мнению члена Совета НБУ, академика НАН Украины Богдана Данилишина, следует считать такой экономический рост, при котором ВВП страны в период 2017-2020 годов увеличится не на 1-3%, а на 5-7% в год.

В конце прошлого года Советом Национального банка Украины был утвержден документ, в соответствии с которым НБУ будет проводить свою политику в наступившем году – «Основные принципы денежно-кредитной политики на 2017 год». В процессе его подготовки и обсуждения главная проблема лежала в плоскости попытки найти компромисс между сохранением ценовой стабильности и созданием предпосылок для экономического роста.

Безусловно, режим инфляционного таргетирования (ИТ) является гибким и позволяет осуществлять эффективную денежно-кредитную политику даже в быстро меняющихся условиях переходной экономики. Данный режим ИТ не противоречив, так как его целевой показатель одновременно выступает конечным приоритетом денежно-кредитной политики. Но нужно учитывать и то, что в странах с переходной экономикой, а именно к таким относится Украина, сдерживающим фактором для успеха политики ИТ выступает отсутствие в прошлом этих стран длительного периода макроэкономической стабильности, на основе которого можно определить основные желательные параметры правил таргетирования инфляции.
Американский экономист А.Блайндер, лауреат премии имени А.Смита, резонно замечал, что зачастую наблюдается определенное несовпадение во времени между действиями Центробанка и их влиянием на рост цен и объемы производства в национальной экономике. Инфляция в некотором периоде времени определяется действиями и мерами политики ЦБ, предпринятыми в предыдущие периоды времени. И если сегодняшние результаты в значительной степени определяются действиями, предпринятыми ранее, то роль лагов времени в процессе контроля над инфляцией важна.

Понятно, что монетарная политика характеризуется длинным временным лагом – когда начинают проявляться ее последствия. Поэтому, с учетом успешных антиинфляционных действий НБУ в 2016 году, очевидно, что и в 2017-м мы в значительной мере ощутим позитивные последствия проводившейся ранее политики ИТ. Но именно поэтому – потому, что уже заложен серьезный базис для обеспечения ценовой стабильности – мы имеем достаточные основания для ориентации денежно-кредитной политики НБУ на содействие экономическому росту. Что мы и попытались отразить в «Основных принципах денежно-кредитной политики НБУ на 2017 год».
В подтверждение правильности такой точки зрения стоит привести мнение профессора Массачусетского технологического университета К.Уолша, который считает, что монетарная политика имеет возможности оказывать позитивное влияние на объемы производства, и при этом грамотная денежно-кредитная политика способна обеспечить такую ситуацию, при которой издержки от роста цен наступят лишь после того, как будет обеспечен экономический рост (образно говоря, такие действия означают, что Центробанк дисконтирует будущее). И это должно усиливать мотивацию умеренно стимулирующей денежно-кредитной политики, черты которой Совет Нацбанка заложил в упомянутый документ.
Еще одной причиной, в силу которой Совет НБУ предпочел несколько смягчить в утвержденном варианте «Основных принципов…» предложенный жесткий акцент на таргетировании инфляции, состоит в следующем – правила инфляционного таргетирования ограничивают свободу действий центрального банка в реакции на изменяющиеся экономические условия.
Вероятно, ожидающаяся турбулентность на основных для Украины экспортных рынках, при том, что рост цен на импортируемые энергоносители может существенно превысить подорожание экспортируемых металлов и сельхозпродукции, должна давать Нацбанку больший диапазон действий, чем тот, который предполагает режим таргетирования инфляции. В этом аспекте необходимо еще раз подчеркнуть особую важность содействия со стороны НБУ обеспечению устойчивых темпов экономического роста и поддержки Нацбанком экономической политики Кабинета министров.

Еще один важный нюанс. Сам факт того, что большинство успешных экономик мира в течение длительного периода времени характеризовалось инфляцией на уровне заметно выше нулевого, может быть поводом для сомнений в целесообразности принесения темпов роста экономики в жертву ИТ. Это и стало теоретическим базисом в «Основных принципах денежно-кредитной политики на 2017 год» для акцента на создании предпосылок экономического роста.
В экономике, характеризующейся снижением спроса частного сектора на кредиты и отрицательным предельным денежным мультипликатором, у Центрального банка нет инструментов, позволяющих безусловно достичь целевого показателя инфляции. А следовательно, делать единственный акцент на таргетировании инфляции – отнюдь не бесспорно с точки зрения выбора наиболее эффективного метода политики НБУ.
Мы должны понимать, что цель по уровню инфляции будет эффективно достигнута тогда, когда существует активный спрос на средства для инвестиций и оборотного капитала со стороны частного сектора экономики, а Центробанк будет иметь возможность решать, какую часть этого спроса он удовлетворит.

Но таргетирование инфляции вряд ли будет комплексно успешным в условиях, когда компании озабочены стагнацией (или падением) объемов производства, а спрос частного сектора на кредитные средства, которые Нацбанк может удовлетворить или не удовлетворить, снижается.

Очевидно, что рост спроса на кредиты возможен в условиях ожидания предпринимателями роста экономики. В том числе и поэтому при подготовке «Основных принципов денежно-кредитной политики на 2017 год» отстаивалась необходимость содействия экономическому росту, дорогу которому открывает утвержденная Советом Нацбанка редакция этого документа.
Нобелевский лауреат по экономике Роберт Лукас однажды сказал, что ему представляется правильной такая политика, при которой происходит формулирование цели с точки зрения объема ВВП, а кредитно-денежная политика формируется исходя из того, что экономика страны должна двигаться к поставленной цели. Если же заменить объем ВВП на ИТ, то такая политика также будет выглядеть привлекательно, но уже в меньшей степени, добавлял Лукас.

Кстати, в профессиональных кругах бытует мнение, что если целевой уровень инфляции проигнорируют корпорации, то на него отреагируют домохозяйства. Тут не все так просто. В условиях нездоровой экономики и резкого падения доходов, что особенно остро ощущалось в Украине в 2014-2015 годах, пытаясь хоть в какой-то мере поддержать ранее достигнутый (и ставший на некоторое время привычным) уровень жизни, отечественные домохозяйства активно «проедали» накопления. Вследствие чего избыток средств в секторе украинских домохозяйств устойчиво снижался.
В период 2014-2016 годов домохозяйства с лихвой выполнили свой долг по поддержке экономики Украины, и определенно не они были причиной длительного экономического спада. Тот факт, что финансовый профицит семейных бюджетов большинства украинцев упал практически до нуля, означает, что домохозяйства достигли предела, и без значительного роста доходов от них невозможно ожидать хотя бы поддержания недавнего уровня расходов. А увеличение таких доходов возможно лишь при условии активизации роста экономики нашей страны.
Именно поэтому следует тщательно готовиться к ориентированию денежно-кредитной политики страны на максимальное содействие экономического росту. И желательно, чтобы темпы такого роста в 2017 году были выше, чем, например, те, которые прогнозируют Всемирный банк, МВФ и правительство. Чему, по мере сил и возможностей, должен способствовать и Национальный банк Украины.

Богдан Данилишин
академик НАН Украины

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий