Экономика ждет нетрадиционных подходов

Экономика ждет нетрадиционных подходов

Проблема Украины в том, что приток прямых иностранных инвестиций в страну достаточно низкий.

Прошлый год показал, что иностранные инвесторы фактически остерегаются вкладывать деньги в украинскую экономику.

Общий объем притока прямых иностранных инвестиций в 2016 году составил около $3,5 млрд, 2/3 из которых зашло в банковский сектор страны. Фактически реальный сектор экономики получил около $1 млрд. И даже те $2,5 млрд, которые вошли в банковский сектор, не были «инвестициями по любви», а, скорее, были похожи на «любовь по принуждению».

Почему? Потому что у иностранного инвестора не было выбора. Точнее, его выбор сводился к следующему – либо он полностью потеряет свой банк, находящийся на территории Украины. И тогда будет должен фиксировать огромные убытки. Либо будет вынужден дополнительно вливать капитал. Заниматься рекапитализацией в своих банках просто для того, чтобы удерживать их на плаву. В надежде на то, что через какой-то период времени – год, два или три – ситуация улучшится. И этот иностранный инвестор сможет продать свой банк.

Но в любом случае, реальный сектор экономики получил всего лишь $1 млрд. Это крайне незначительная сумма, особенно учитывая то, что в прошлом году порядка $3,5 трлн распределялось через различные каналы в виде прямых иностранных инвестиций по всему миру. Поэтому то, что получила Украина – это даже не капля в море.

Проблема в Украине состояла не только в некачественном бизнес- и инвестиционном климате страны. Вообще, нашу страну отделяет от инвестиционного уровня пять ступеней. То есть, мы находимся на пять ступеней ниже так называемого инвестиционного уровня согласно выводам трех основных рейтинговых мировых агентств – Fitch, S&P и Moody’s. По их мнению, все, что связано с Украиной – это так называемые «мусорные инвестиции«.

Что же тормозит инвесторов? С одной стороны – некачественный бизнес- и инвестиционный климат. С другой – низкий инвестиционный уровень. И третья серьезная проблема – фактически полный провал с приватизацией.

Приватизация провалилась по нескольким причинам. Я напомню, что в прошлом году Украина смогла выполнить первоначально намеченный план по приватизации менее, чем на 1%. То есть, менее, чем на 1% госбюджет Украины получил деньги от приватизации. И не только потому, что не хотели сюда заходить инвесторы. Часть из них все же могла бы зайти, невзирая на риски. А и потому, что проведению приватизации было колоссальное сопротивление внутри Украины.

Ведь приватизация уменьшает возможности для коррупции, «для излишне самостоятельных чиновников», которые решают, как распоряжаться общенародной собственностью. Приватизация лишает их «заработка».

Для меня было нонсенсом услышать в прошлом году от Министерства экономики заявление о том, что они нашли несколько сотен вообще неучтенных госпредприятий. О которых они даже не знали – это яркое свидетельство абсолютно неэффективного государственного управления.

С одной стороны, есть часть политической элиты, пытающейся сохранить госсобственность подконтрольной. С другой – есть нежелание приватизировать госпредприятия самими чиновниками, которые «зарабатывают» на них, а потому блокируют любые попытки повышения эффективности их деятельности.

Эти факторы привели к тому, что план по приватизации был выполнен менее чем на 1%. А приток прямых иностранных инвестиций был крайне низким.

В то же время инвесторы, которые принимают решение о входе в Украину, идут на колоссальные риски. Связанные прежде всего с недостаточно эффективной защитой прав собственности в нашей стране. Они сталкиваются с возможностью рейдерских атак, с нашей судебной системой, с высокими административными барьерами и заоблачным уровнем коррупции.

Поэтому одно из возможных решений этой проблемы – попытка перейти к разрешению хозяйственных споров уже не внутри самой Украины. Не пользуясь украинскими судами и украинским законодательством, а прибегнув к международному законодательству. Например, применять английское право.

На мой взгляд, это правильное решение в условиях, когда украинская судебная система не может выполнить и обеспечить все необходимые функции. Еще одна альтернативная возможность – не только разрешение по английскому праву конфликтов для вновь приватизированных предприятий, но и решение хозяйственных споров для крупных предприятий в целом по всей стране согласно английскому праву.

Можно выделить отдельные территории или области, которые будут работать по принципу английского права. Тем более, что опыт такой есть – у Казахстана. Когда вводится подобного рода система в целых регионах. Что опять-таки должно стимулировать притоки прямых иностранных инвестиций.

Я думаю, что такое очень нестандартное решение может стимулировать и притоки прямых иностранных инвестиций. И потенциально заинтересовать иностранных и отечественных инвесторов в том, чтобы вкладывать деньги и принимать участие в приватизационных программах в Украине. В противном случае я слабо себе представляю, как можно будет продать вообще эту огромную неэффективную и никому не нужную государственную собственность. Которую «доят» украинские бюрократы, а украинский налогоплательщик не получает от этого фактически ни гроша.

 

Олег Устенко
директор Международного
фонда Блейзера

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий