Давление на Германию из-за ее сильной экономики нарастает

 Давление на Германию из-за ее сильной экономики нарастает

В прошлом году сальдо внешней торговли Германии с другими странами ЕС составило 159,3 млрд евро — одной из крупнейших в мире областей свободной торговли и региона с привилегированным доступом к немецким товарам и услугам. Так было с 1958 г., когда открылся общий рынок Европы.

Щедрость Германии по отношению к ЕС достигает две трети чистого дохода от внешней торговли в структуре рынка, на котором Берлин остается бесспорным лидером и главным регулятором.

В этом году, похоже, будет отмечен очередной рекордный уровень дохода от торговли для Германии. По данным Бундесбанка, профицит в течение января-апреля текущего года составлял 175 млрд евро, что на 10% больше, чем в странах ЕС.

Страна, на долю которой приходится 28% экономики валютного союза и которая живет так грандиозно за счет остальных партнеров, является структурно дестабилизирующим фактором.

Правильная политика – это не подачки

По сей день экономистов, указывающих на эту фундаментальную проблему, высмеивают как безнадежно наивных, поскольку, как повторяется в мантре, европейский проект всегда был и всегда будет политической конструкцией, которая должна удерживать европейцев от того, чтобы они не вцепились друг другу в глотки.
 Спред между гособлигациями Италии и Германии: 24-28 мая 2018 г.

Снижая покупательскую способность в валютном союзе на сотни миллиардов евро, Германия делает невозможным рост экономики других стран еврозоны и создание рабочих мест.

Вместо того чтобы накапливать благосостояние на фоне партнеров по евро, Германия должна стимулировать внутренние расходы, чтобы покупать у них больше товаров и услуг.

В то же время Германия может снизить растущую нехватку рабочей силы, предложив рабочие места более чем 17 млн граждан ЕС.

Переработав часть профицита торгового баланса в прошлом году примерно на $300 млрд, Германия сможет стимулировать экономический рост и занятость в других странах блока, ей удастся решить проблему сокращения рабочей силы.

Это была бы необходимая экономическая политика для страны, которая сталкивается с большими и систематическими профицитами торговли. Такая политика сбалансирует динамику роста внутри зоны и стабилизирует валютный союз.

И это не было бы действием из солидарности с ЕС, который ненавидит жесткое правительство Германии.

Неудивительно, что отношения «каждый сам за себя» привели к возрождению национализма, отчуждению от европейского проекта и лозунгам «моя страна прежде всего» даже в таких местах, как Италия, где традиционная идея единой, мирной и процветающей Европы вдохновляла целые поколения.

Сокращающаяся поддержка коалиции Меркель

Навязывание мер жесткой экономии со стороны Германии в отношении стран, страдающих от рецессии, и ее жесткое обращение с Грецией стали болезненными примерами абсурдной и бесчувственной политики. Это лишь укрепило политическое движение евроскептиков.

Спор по вопросу мигрантов едва не привел к развалу коалиции в правительстве. Компромисс между Ангелой Меркель и Хорстом Зеехофером был достигнут, однако европейские СМИ пишут, что теперь правящая в Германии коалиция, скорее всего, спасена.

Последней каплей стала попытка Германии сбросить неуправляемые проблемы иммиграции на остальную часть ЕС. Неправильное управление экономикой ЕС и катастрофические ошибки в сфере иммиграции привели к эскалации политических кризисов в Германии.

Консервативный союз канцлера Германии Ангелы Меркель, состоящий из Христианско-демократического союза (ХДС) и Христианско-социального союза (ХСС), разваливается. Из последних опросов общественного мнения, опубликованных в прошлый четверг, стало известно, что союз находит поддержку только у 29% избирателей — рекордный минимум, на 1 п. п. ниже предыдущих результатов опроса в начале июля.

Коалиционный партнер союза — Социал-демократическая партия Германии — остается на рекордно низком уровне 18%. Это означает, что лишь 47% немцев готовы проголосовать за нынешнюю правительственную коалицию.

Рейтинг одобрения федерального правительства Германии в настоящее время составляет 25% согласно недавним опросам.

Особенно серьезной остается ситуация с партией ХСС, которая за 2 месяца до выборов в Баварии 14 октября согласно опросам набрала 39% и почти наверняка сейчас лишена контроля над государственным правительством.

В любой момент может разразиться новый и, возможно, окончательный правительственный кризис.

Меркель продолжает настаивать на «европейском решении» — которого нет — неразрешимой проблемы иммиграции, которую она и создала. Ее противник, влиятельный министр внутренних дел и лидер ХСС Хорст Зеехофер, стремится к радикальному и целесообразному «национальному решению», потому что соседние страны — Австрия и Италия — не желают сотрудничать, опасаясь быть втянутыми в проблему мигрантов, от которых Германия намерена избавиться.

Слишком сильная империя

Историк Людвиг Дехийо однажды заявил, что после создания немецкой империи в 1871 г. Германия была «слишком сильной для сбалансированной Европы, но слишком слабой для доминирования на континенте».

К счастью, в результате создания ЕС дилемма, которая привела к двум мировым войнам в прошлом столетии, осталась в прошлом. И пока нет немецкого руководства, которое было бы глубоко привержено идее европейского проекта, как было в случае с предыдущими канцлерами — Конрадом Аденауэром, Гельмутом Шмидтом и Гельмутом Колем, которые поставили Европу на путь к единой валюте.

При нынешнем руководстве Германия остается ослабленной и глубоко раздробленной страной. Ее чрезмерный, крупнейший в мире торговый профицит является бременем для остальных партнеров в ЕС.

Ее экономическая политика не способствует сохранению стабильности, созданию рабочих мест в рамках валютного союза и за его пределами. Остается надеяться, что следующее поколение немецких лидеров поймет, что в их интересах получить более сбалансированную экономику, которая будет способствовать общему процветанию ЕС в целом.

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий