Чему война на Украине должна научить Китай

 Чему война на Украине должна научить Китай

Российская армия показала себя в Украине гораздо хуже, чем ожидалось. Это не сулит ничего хорошего Народно-освободительной армии Китая, которая имеет многие из тех же недостатков, некоторые из которых, такие как политизация и отсутствие боевого опыта, еще более выражены.

КЛЕРМОНТ, КАЛИФОРНИЯ. Поскольку война России с Украиной идет уже четвертый месяц, финал остается туманным. Но ясно одно: российские вооруженные силы потерпели поражение от украинских сил, которые в начале конфликта считались несопоставимыми с ними. Для Народно-освободительной армии Китая (НОАК), которая имеет много недостатков, подрывающих эффективность России на поле боя, это должно стать тревожным звонком.

Одним из таких недостатков является коррупция. Из 20 крупнейших экономик мира Россия занимает в этой области худшее место. Возможно, тогда не должно было удивлять, что российская армия, которая долгое время считалась одной из сильнейших в мире, была сильно ослаблена различными злоупотреблениями. Судя по количеству высокопоставленных генералов, арестованных за коррупцию в Китае за последнее десятилетие, гниль внутри НОАК может быть такой же глубокой.

Вскоре после того, как Си Цзиньпин пришел к власти в ноябре 2012 года, он начал антикоррупционную кампанию, в которой к концу 2017 года приняли участие более 100 генералов. Два бывших заместителя председателя Центрального военного совета, который командует НОАК, были арестованы за получение взяток в обмен на продвижение по службе. Еще один член СМС покончил жизнь самоубийством в 2017 году, когда велось расследование его связей с опальными вице-председателями.

Можно было бы подумать, что кампания Си очистила НОАК от коррупции. Но это маловероятно, учитывая, что благоприятные условия — включая кумовство, бесконтрольность и секретность — практически не искоренены.

Помимо коррупции, НОАК демонстрирует те же структурные слабости, что и российские вооруженные силы, такие как навязчивое внимание к технике, отсутствие обучения, которое имитирует реальные боевые условия, плохая логистика и постоянная неспособность развивать совместные оперативные возможности. Как и российские вооруженные силы, НОАК опирается на жесткую командную структуру «сверху вниз», что затрудняет, если не делает невозможным, инициативу в боевых условиях для офицеров и солдат низшего звена.

Еще одна ключевая слабость российских и китайских вооруженных сил — политизация. На самом деле, находясь под сильным влиянием культуры Советской Красной Армии, НОАК еще более политизирована, чем сегодняшняя российская армия.

После распада Советского Союза российские военные вышли из-под контроля Коммунистической партии и упразднили систему политических комиссаров. В результате политизация теперь носит персоналистский характер и напоминает типичные патронажные системы, в которых на руководящие должности назначаются неквалифицированные лица. В мирное время последствия могут показаться ограниченными ослаблением морального духа. Но, как Россия узнала на Украине, война обнажает ту степень некомпетентности, которую допускает покровительство.

Это не сулит ничего хорошего Китаю. НОАК находится под полным контролем Коммунистической партии Китая, и ее основной задачей является защита политической монополии КПК. Система политических комиссаров, созданная Львом Троцким, когда он создал Красную Армию, жива и здравствует в Китае, при этом назначение и продвижение по службе офицеров НОАК определяется не только их профессиональной квалификацией, но и их предполагаемой лояльностью к КПК. Даже младшие офицеры проходят политическую проверку перед получением комиссий. Результатом является запутанная структура двойного командования, которая может ограничить способность профессиональных солдат НОАК эффективно вести боевые действия, как это произошло с Красной Армией в первые дни нацистского вторжения во время Второй мировой войны.

Последней ключевой слабостью, общей для российских военных и НОАК, является отсутствие боевого опыта. За последние три десятилетия российские военные участвовали лишь в относительно небольших войнах в Чечне, Грузии, Украине и Сирии. Это явно не подготовило его к вторжению на всю Украину, о чем свидетельствует его недавнее решение сузить свое внимание и цели до восточного региона Донбасса.

Здесь Китаю тоже хуже. Китайские вооруженные силы не участвовали в реальных сражениях со времен катастрофической пограничной войны с Вьетнамом в 1979 году. Таким образом, несмотря на то, что с начала 1990-х годов они вложили огромные средства в модернизацию вооруженных сил, боевая компетентность и боевые возможности НОАК остаются непроверенными.

Если Россия так плохо выступила на Украине, то как НОАК, чьи слабости, в том числе политизация и отсутствие боевого опыта, выражены еще сильнее, может рассчитывать на победу сегодня в войне, особенно в крупномасштабном конфликте, в который вовлечены такие крупные державы, как Соединенные Штаты? Не помогает и то, что структурные реформы, способные устранить самые вопиющие недостатки НОАК, будет трудно, если вообще возможно, осуществить. Деполитизация вооруженных сил повлечет за собой устранение организационного присутствия КПК и отмену системы политкомиссаров, чего нет в планах. А получить реальный боевой опыт в мирное время нецелесообразно.

Единственный реальный шаг, который Китай может предпринять для поддержки НОАК, — это значительно повысить прозрачность. Если бы Россия была допущена к большему вниманию со стороны СМИ, то гниль в ее вооруженных силах была бы разоблачена — и, вероятно, устранена — задолго до того, как Россия начала войну, в которой она не может победить, по крайней мере, не так быстро и подавляюще, как ожидал Кремль. Для Си урок состоит в том, что китайские чиновники должны пролить больше света на одно из самых секретных учреждений страны именно потому, что они вряд ли будут удовлетворены тем, что найдут.

 

Минсин Пей
— профессор государственного
управления в колледже Клермонт
МакКенна

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий