Чем этот обвал на рынках отличается от кризиса 2008 года

Чем этот обвал на рынках отличается от кризиса 2008 года

Банковскому сектору мировой экономики на этот раз ничего не угрожает

В отличие от мирового финансового кризиса, этот повсеместный обвал не связан с разрушительным коллапсом в банковской или платежной и расчетной систем. Мировая экономика и рынки сейчас проходят через кризис, формировавшийся долгие годы.

Кроме того, ситуация осложняется тем, что у правительств меньше возможности отреагировать на кризис.

Что происходит

В результате роста волатильности и встряски на рынках разрушаются три опоры, которые поддерживали рынки в устойчивом состоянии или даже толкали их вверх, несмотря на ухудшение фундаментальных показателей.

  • Во-первых, фактические и предположительные последствия коронавируса разрушают спрос и предложение одновременно. Это снижает динамику глобального экономического роста.
  • Во-вторых, центральные банки больше не способны подавлять финансовую нестабильность за счет вливания ликвидности и снижения процентных ставок. В Европе ставки уже вышли в отрицательную зону.
  • В-третьих, Саудовская Аравия развязала ценовую войну, спровоцировав тем самым обвал цен на нефть более чем на 20%. В результате жизнеспособность небольших нефтяных компаний оказалась под угрозой, а рынок корпоративных облигаций в некоторых сегментах — на грани коллапса.

Под влиянием этих факторов завышенные цены на активы начали падать до фундаментально оправданных уровней. Однако эта коррекция происходит беспорядочно, поэтому финансовый мир и реальная экономика тоже могут пострадать от сопутствующего ущерба.

В чем фундаментальное отличие

Участники рынков вспоминают, как это было 12 лет назад, в разгар финансового кризиса, и сравнивают с тем, что происходит сейчас. Кроме того, список стран на грани рецессии быстро растет, его уже пополнили Германия, Италия и Япония. И все же нынешняя ситуация — какой бы тревожной она ни была — существенно отличается от кризиса 2008 года по одному очень важному критерию.

Болезнь исходит не от банков, поэтому она не угрожает нервному центру всех современных рыночных экономик, а именно их платежным и расчетным системам. Но есть и плохая новость.

Правительства и центробанки начинают борьбу с кризисом с заведомо проигрышной позиции. Слишком долго они проводили несбалансированную экономическую политику, которая опиралась монетарные вливания для поддержки роста. Слишком много инструментов было растрачено неэффективно — например, на прошлой неделе Федрезерв снизил ставку на 50 базисных пунктов, чем изрядно расстроил рынки.

Что можно сделать

Чтобы остановить порочный круг, где ухудшение реальной экономики тянет вниз рынки, которые в свою очередь усиливают давление на экономику, правительства должны предпринять несколько шагов.

Им необходимо прицельно формировать экономическую опору. Возможные меры могут включать политики, направленные на сдерживание вируса, например, бесплатные медицинские тесты, защиту наиболее уязвимых слоев населения. На финансовых рынках это может быть сглаживание или устранение конкретных проблем, таких как низкая ликвидность.

Кроме того, необходима согласованность действий всего правительства. Это значит — проводить реальные реформы, повышающие производительность, а не полагаться на политику центрального банка. И наконец, нужно координировать действия на международном уровне.

Чем быстрее это будет сделано, тем сильнее будет экономическая отдача. В конечном счете дополнительным стимулом для восстановления станут чрезвычайно низкие ставки по ипотечным кредитам и цены на энергоносители — и то и другое повышают покупательную способность потребителей. Чем быстрее рынки это поймут, тем быстрее восстановятся. И на этот раз, в отличие от 2008 года, коррекция и экономический подъем будут зависеть от реальных и долгосрочных мер.

 

Мохаммед Эль-Эриан

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий