Чего хочет и куда идет ФРС?

Чего хочет и куда идет ФРС?

Последнее заседание Комитета по операциям на открытом рынке ФРС США (FOMC) многими экспертами оценивалось как проходное. Консенсус был таков — никаких важных решений сейчас не будет, ставку, естественно, не поднимут, все основные движения монетарной политики FOMC перенесет на июнь. Но риторика изменилась. Что это означает, рассуждает Олег Богданов, главный аналитик «ТелеТрейд Групп»

Обычно изменение ставки приходилось на заседания, которые сопровождались прогнозами и пресс-конференцией руководителя ФРС. Майское заседание этого не предусматривало, видимо, поэтому большинство экспертов и определили это заседание как проходное.

«На первый взгляд, так оно и произошло: монетарная политика ФРС США не изменилась, повышение ставки ожидается в июне, в тексте заявления ФРС видимых изменений не последовало. Однако это только на первый взгляд. Любопытно, что реакция на валютном рынке была достаточно бурной. Сначала доллар резко упал к основным валютам, затем еще более резко вырос. Отчего такая реакция? Что особенного игроки увидели в заявлении ФРС? Если сравнить мартовский и майские тексты, то серьезных изменений не заметно. Экономический рост характеризуется как в марте, так и в мае, как умеренный, безработица низкая, а расходы домохозяйств и инвестиции стали сдержанней, чем в IV квартале прошлого года. В общем, эта часть заявления ФРС как раз и была расценена игроками как мягкая, отсюда и первая реакция на рынке – это падение американского доллара. Но далее по тексту идет оценка ФРС инфляционных тенденций, и тут нельзя не заметить, что майская характеристика инфляции слегка отличается от мартовской. FOMC в мартовском тексте заявления говорил, что инфляция без учета продовольствия и энергоносителей остается ниже 2%, а в майском указывает, что инфляция двинулась близко к 2%. Очевидно, что инфляционная характеристика тут жестче, поэтому уже через 10-15 минут после первоначального ослабления доллар развернулся и резко вырос ко всем валютам. Главный вопрос здесь возникает следующий: а зачем ФРС поменяла инфляционные характеристики, ведь причин для этого не было, макроэкономическая статистика говорила об обратном, например дефлятор ВВП в I квартале снизился до 2%, другие показатели были неоднозначными?

Как считают некоторые эксперты, скорее всего, таким образом ФРС пытается влиять на рынок облигаций. Они хотят сделать так, чтобы кривая не выравнивалась и не инвертировалась. В последние дни доходности коротких бумаг в США шли вверх быстрее, чем длинных, спред между 2-летними и 10-летними гособлигациями сократился до 45 б. п., после заседания ФРС спред снова вырос до 48 б. п. Тут возникает следующий вопрос: а зачем это нужно ФРС? Известно, что инвертирование кривой доходности — это явный признак будущей рецессии. Инвесторы боятся этого и могут значительно сократить вложения в американские активы. Вот этого пытается и не допустить ФРС. Спорная версия из разряда конспирологических. Скорее всего, апгрейд по инфляции произошел из-за желания подчеркнуть изменения в экономике, которые происходят благодаря действиям ФРС, во-вторых, опережающие индикаторы и рост зарплат говорят о том, что действительно инфляция может быть близкой к 2% и не стоит тут искать какой-то тайный замысел. Однако рынок живет ожиданиями, спекуляциями и нераскрытыми, но очевидными тайнами.

Действительно, нравится ли ФРС опережающий рост доходности казначейских облигаций? Ответ: очевидно, нет. Выравнивание кривых доходностей с потенциальным инвертированием тоже не может понравиться деятелям из ФРС.

Нравится ли ФРС активный рост доллара, который начался две недели назад и в основе которого как раз и лежит рост доходности гособлигаций США? Ответ: очевидно, нет.

А если обвалится рынок акций в США из-за ожидания рецессии и падения прибылей корпораций, которые и будет подогревать инвертирование доходностей, понравится ли это ФРС? Думаю, нет.

Что же происходит?

Создается ощущение, что ставку повышать они не хотят. Нил Кашкари из ФРБ Миннеаполиса прямо об этом постоянно говорит. Однако ставку повышать почему-то надо исходя из традиционных монетарных взаимосвязей и для нормализации монетарной политики. Поэтому в июне ставка будет повышена, таков рыночный консенсус. И ФРС идет за этим консенсусом, плетясь, как говорят на рынке «позади кривой».

Формально им нужны макроэкономические доказательства, что начинается спад. Их пока нет, они только даны спекулянтам в ощущениях. А ощущения, надо сказать, самые тревожные, что уже выражается в периодических всплесках волатильности на рынках, внезапных провалах фондовых индексов, в исходе инвесторов из emerging markets и т. д. Однако ФРС инертна, она идет в рамках старой парадигмы. Как сказали бы историки, ФРС идет «по старой Смоленской дороге».

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий