Будет ли в Украине экономический кризис?

Будет ли в Украине экономический кризис?

Несмотря на оптимистичные прогнозы роста мировой экономики и относительно благоприятные ожидания динамики ВВП Украины, есть повод для беспокойства. Почему?

В начале мая американская неправительственная организация National Taxpayers Union направила письмо президенту США Дональду Трампу. В нем речь идет о том, что политика протекционизма, которую проводит администрация Белого дома – это повторение ошибок, сделанных во время Великой депрессии. Письмо подписали 1157 экономистов, среди которых 15 Нобелевских лауреатов. Я бы не стал преувеличивать риски политики протекционизма для экономики США. А вот для экономик развивающихся стран риски высоки: возможное сокращение международной торговли (следствие протекционизма в отношении национальных производителей) обычно приводит к торможению экономического роста в странах «третьего мира».

Кстати, в экономике США действительно формируются риски. Имею в виду налоговую реформу. Точнее сказать, не саму реформу, а момент, выбранный для ее проведения. Экономика США близка к перегреву, а в таких условиях не принято снижать налоги. Отход от классической контрциклической фискальной политики (снижение налогов при спаде экономики и повышение налогов при подъеме) происходит на фоне роста госдолга и дефицита бюджета США. Спрос, который разогревается налоговыми стимулами, упрется в сильные краткосрочные и среднесрочные ограничения по загрузке производственных мощностей.

Такая ситуация характерна для поздней стадии классического экономического цикла – новый спрос не будет сбалансирован новым предложением, поэтому он может привести к росту цен. Понимая это, ФРС может начать повышать ставки раньше и агрессивнее, чем планировалось. Если произойдет резкий рост ставок, это может обрушить фондовый рынок. Результатом может стать полномасштабный кризис в США, последствия чего ощутит на себе весь мир. Как обычно, наиболее сильно это отразится на экономиках развивающихся стран. Из-за океана дует ветерок приближающегося кризиса…

Есть и другие факторы, свидетельствующие о возможных осложнениях. Когда в конце января я читал материалы Всемирного экономического форума, то обратил внимание на высказывание исполнительного директора одной из крупнейших нефтегазовых компаний ОАЭ Crescent Petroleum М.Джафара. «В течение ближайших нескольких лет из-за дефицита инвестиций в отрасли, наблюдающегося последние несколько лет, мы можем увидеть шоковый рост цен на нефть», – сказал он. Отвечая на вопрос о том, до какого уровня могут вырасти котировки к концу года, Джафар сказал: «До 80 долларов за баррель».

Наверное, руководитель Crescent Petroleum не ожидал, что его прогноз сбудется так быстро – 17 мая стоимость нефти сорта Brent добралась до 80 долларов.

Ситуация напоминает 2008 год – в январе стоимость нефти находилась на уровне 91 доллара за баррель, а к июню она взлетела до 143 долларов (исторический рекорд). Сейчас специалисты прогнозирует дальнейший рост цен. Так, генеральный директор концерна Total Патрик Пуянне недавно заявил, что цена нефти в ближайшие месяцы может повыситься до 100 долларов за баррель. Рост цен на энергоносители будет иметь серьезный негативный эффект для украинской экономики, энергоемкость которой высока. Повышение цены нефти приведет и к удорожанию газа, который мы начнем активно закупать в начале осени. Подорожание нефти несет и военно-политические риски, так как может повысить уверенность в себе и агрессивность нашего северо-восточного соседа.

Есть определенные аналогии с 2008 годом и в некоторых внутренних факторах. Так, начиная с 2006 года, Украина была в моде у спекулятивных финансистов, заводивших на наши финансовые рынки капиталы с целью получения прибыли от краткосрочных операций. Когда в середине весны 2008 года появились признаки надвигающегося мирового финансово-экономического кризиса, спекулянты начали оперативно выводить деньги из Украины. Это продолжалось на протяжении мая-сентября, а в конце первого осеннего месяца 2008 года курс гривны покатился под откос. В 2018 году у нас сформировалась пусть и гораздо менее масштабная, но по сути схожая ситуация – с ОВГЗ. В конце прошлого и начале этого года правление НБУ несколько раз повышало учетную ставку. Рост ключевой ставки обычно имеет следствием повышение доходности ОВГЗ. Увеличение доходности ОВГЗ привело к резкому увеличению номинированного в гривнах портфеля ОВГЗ, принадлежащего нерезидентам.

Значительная часть приобретенных нерезидентами ОВГЗ пришлась на краткосрочные облигации со сроком обращения не более 6 месяцев. В последние годы гривня в течение февраля–июля, как правило, укреплялась. Что мы наблюдаем и в этом году. Но если в предыдущие несколько лет учетная ставка НБУ не повышалась, а то и снижалась, а вместе с ней не возрастали или уменьшались ставки по ОВГЗ, то в начале 2018-го все происходило с точностью наоборот. В результате, в Украину зашел краткосрочный спекулятивный капитал. Пусть и не в очень большом объеме, но и эти суммы способны создать определенные проблемы. Так, с 1 января по 28 февраля портфель ОВГЗ (номинированных в гривне) нерезидентов вырос в 2,6 раза – с 5,2 млрд. гривен до 13,8 млрд. гривен. Складывается ситуация, при которой удачливые иностранные спекулянты, которые осознают ситуативность сезонного укрепления гривны, неплохо заработав на краткосрочных украинских ОВГЗ, к концу лета–началу осени начнут фиксировать прибыль, выходить из госбумаг, конвертировать полученные средства в валюту и выводить ее за рубеж. В итоге, мы столкнемся с двумя проблемами: повышением спроса на иностранную валюту и оттоком капитала. Поэтому стабильность курса гривны может оказаться под вопросом.

С одной стороны, сейчас есть и позитивные моменты. Начиная с февраля предложение иностранной валюты существенно превышало спрос (в том числе благодаря притоку средств от нерезидентов, которые направлялись на покупку ОВГЗ). Поэтому НБУ, используя ситуацию, купил на межбанковском валютном рынке 1,2 млрд. долларов (это нетто-выкуп – разница между суммарной покупкой и суммарной продажей). Укрепление гривны также связано с относительно высокими мировыми ценами на зерно, руду и металлургическую продукцию, что дает повод для оптимизма. Понемногу, но растут международные резервы Украины.

Но, если сравнивать с тем же 2008 годом, то сейчас наши международные резервы немногим превышают $18 млрд, а тогда они составляли $32,5 млрд. К тому же, чистые резервы — 6,7 млрд долларов. Совсем тревожная ситуация с государственным долгом. Если по состоянию на 31 декабря 2008 года госдолг Украины составлял $25,6 млрд или 14,3% ВВП (который в 2008 году составил $180 млрд и к этой цифре нам, боюсь, нескоро удастся подобраться), то по состоянию на 31 декабря 2017 года госдолг равнялся $76,31 млрд или 73% ВВП. При этом пиковые выплаты по госдолгу приходятся на 2018-2020 годы.

Стоит ли на основании рисков ухудшения экономической ситуации в США, роста мировых цен на нефть и вероятных рисков курса национальной валюты делать выводы о приближении экономического кризиса в Украине? Строго научно – нет. Однако, ситуация тревожная. И самое неприятное, с моей точки зрения, вот в чем. За последние 10 лет мы пережили два мощных экономических кризиса – в 2008 году и в 2014-2015 годах. Но кризис – это не только деструктив, кризис может нести в себе созидательное начало. Кризис должен устранять неэффективные решения и накопленные дисбалансы. Он должен приводить к отбрасыванию ненужного и ошибочного. Кризис означает, что предыдущая модель функционирования экономики себя исчерпала и требуется что-то новое. Но если при кризисе не были совершены действия по улучшению экономической системы, по ее модернизации, по снижению рисков, по качественному развитию, значит время потрачено впустую и скорее рано, чем поздно, кризис снова повторится.

К сожалению, украинская экономика как была так и остается высоко энерго- и материалоемкой. В структуре промышленного производства преобладает продукция с низкой долей добавленной стоимости. Главными экспортными продуктами являются сырье и полуфабрикаты. Импорт энергоносителей и потребительской продукции по-прежнему высок, несмотря на серьезные доказанные запасы углеводородов, мы почему-то не спешим увеличивать их добычу, как и не торопимся налаживать у себя производство качественных потребительских товаров. Мы по-прежнему являемся страной с малой открытой экономикой, в высокой степени подверженной внешним шокам. И если мы не предпримем немедленных решительных действий по реиндустриализации экономики, по трансформации модели от экспортно-сырьевой к инновационно-высокотехнологичной, то безотносительно ситуации в мировой экономике и динамики цен на энергоносители, мы просто будем обречены на периодически повторяющиеся кризисы.

 

Богдан Данилишин

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий