Бреттон-Вудский кризис доверия

Бреттон-Вудский кризис доверия

Всемирный банк и Международный валютный фонд играют решающую роль в мировой экономике именно потому, что их независимые исследования пользуются всеобщим доверием. Но после скандала, связанного с основным докладом Всемирного банка, необходимы срочные меры, чтобы вернуть доверие общественности.

ВАШИНГТОН, округ Колумбия — Несмотря на такие неудачи, как Великая рецессия и пандемия COVID-19, мировая экономика со времен Второй мировой войны добилась огромных успехов. Этот успех был подкреплен послевоенной глобальной экономической системой и ее центральными институтами: Международным валютным фондом, Всемирным банком и Всемирной торговой организацией (ранее Генеральное соглашение по тарифам и торговле). Присоединяясь к бреттон-вудским учреждениям, страны всего мира согласились подчинить свое экономическое поведение международному праву.
Все эти учреждения имеют руководящие органы с представителями стран-членов, а также высококвалифицированный технократический персонал для выполнения своей работы. Периодические отчеты, которые они готовят, являются важными источниками информации и анализа. Но один из этих отчетов, ежегодный индекс Doing Business Всемирного банка, стал источником огромных споров.
Задача «Ведение бизнеса» заключалась в том, чтобы отчитаться о нормативно-правовой базе каждого государства-члена, элементы которой включают юридические процедуры, время ожидания, начальные затраты, эффективность судебной системы, а также доступность и надежность основных коммунальных услуг, таких как электроэнергия.

Эти и многие другие факторы определили общий рейтинг каждой страны. Например, в отчете за 2018 год Новая Зеландия заняла самое высокое место, а Сомали — самое низкое.

Хотя идеальных показателей нет, процедура определения рейтингов была прозрачной, а показатели в каждом отчете были максимально объективными, даже если они также основывались на неофициальных данных. Отчеты «Ведение бизнеса» пользовались большим уважением и поэтому широко использовались не только национальными директивными органами как показатель того, как нормативно-правовые акты и показатели их страны сравниваются с другими, но также независимыми исследователями, фирмами и финансовыми учреждениями, планирующими инвестиции за рубежом. Глава правительства нередко давал указания своим министрам проводить политику, направленную на повышение рейтинга.

Многие наблюдатели, в том числе и я, считали отчеты «Ведение бизнеса» самой важной публикацией Всемирного банка. Банк опубликовал индивидуальные результаты вместе с общим рейтингом, поэтому любой, кто сомневался в весах, мог применить свои собственные. В то время как некоторые правительства проводили потемкинские реформы — все они были фасадными, а не содержательными, было гораздо больше примеров политики, основанной на ведении бизнеса, которая сокращала затраты и повышала производительность. Как и в случае со всеми публикациями международных экономических институтов, авторитет «Ведение бизнеса» был ключом к его успеху.

Но после отчета 2018 года появились жалобы на использованные данные, в результате чего Всемирный банк поручил авторитетной юридической фирме WilmerHale провести расследование. В его отчете, опубликованном в прошлом месяце, были обнаружены серьезные нарушения в рейтинге Китая в отчете за 2018 год.

Следователи сообщают, что Кристалина Георгиева, тогдашний генеральный директор Банка (заместитель в команде), которая с тех пор стала управляющим директором МВФ, призвала персонал пересмотреть результаты по Китаю, а затем «изучила… способы изменить методологию для повышения рейтинга Китая.» В отчете также указывается, что Банк был заинтересован в умиротворении Китая, поскольку в то время он искал поддержки Китая для увеличения капитала.

В целом следователи представили достаточные доказательства причастности Георгиевой, чтобы вызвать серьезные сомнения в надежности и честности Doing Business. Нынешний президент Всемирного банка Дэвид Малпасс приостановил публикацию отчета за 2021 год и прекратил публикацию будущих. Банк обязательно изучит и изменит свои процедуры, чтобы предотвратить подобные попытки манипуляции в будущем.

Доверие необходимо для той критически важной работы, которую проводят МВФ и Всемирный банк. В обоих работают уважаемые исследователи, экономисты и статистики мирового уровня, а также преданные своему делу официальные лица. Они знают, что они государственные служащие, а не политики; все преданы своей работе. Правда, в некоторых случаях (некоторые из которых мне известны) на политическом уровне оказывалось давление с целью поддержать определенную программу кредитования или политическую позицию. Но главная задача руководства — оградить сотрудников от ненадлежащего вмешательства в их отчеты и аналитические материалы.

Попытка изменить рейтинг одной страны в межстрановом отчете возмутительна не только потому, что подрывает доверие к отчету, но и потому, что вредит другим странам, чьи рейтинги в результате меняются. Когда страна падает в рейтинге, ее способность привлекать иностранных инвесторов и бизнес может уменьшиться.

Подобно жене Цезаря, руководители МВФ и Всемирного банка должны быть вне подозрений при надзоре за работой этих институтов и обеспечении целостности данных, на которых основана эта работа. Сообщенные действия Георгиевой, безусловно, вызывают серьезные сомнения в ее приверженности целостности данных, в том числе в контексте ее новой роли.

Если будет считаться, что директор-распорядитель МВФ поддастся давлению с целью изменения данных и анализа, доверие к работе Фонда будет значительно снижено, если вообще в это поверить. Одно дело для управляющего директора — убедить Совет директоров утвердить программу сомнительных достоинств, основанную на отчете, дающем правдивый отчет о ситуации. Другое дело — заставлять персонал менять цифры.

Если Георгиева останется на своем посту, она и ее сотрудники наверняка будут вынуждены изменить данные и рейтинги других стран. И даже если они будут сопротивляться, их отчеты будут подозрительными. Будет девальвирована работа всего учреждения. Одной этой перспективы должно хватить политическим хозяевам МВФ, чтобы найти нового директора-распорядителя, чья приверженность добросовестности работы не подлежит сомнению.

 

Энн О.Крюгер
— бывший главный экономист
Всемирного банка и бывший
первый заместитель управляющего
директора Международного
валютного фонда

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий