Арсенал мировой торговой войны

Арсенал мировой торговой войны
Олег Богданов — главный аналитик «Телетрейд Групп»

Не будет большим преувеличением сказать, что мировая торговая война началась в январе 2018 г. Главные стороны конфликта — США и Китай. Какие меры может предпринять Китай в ответ на нападки Америки, в материале главного аналитика «Телетрейд Групп» Олега Богданова.

«Боевые действия идут уже на земле (поднимают тарифы) и в воздухе (девальвируют валюту).

Конечно, можно вспомнить различные жесткие заявления Д. Трампа и в период президентских выборов, и после инаугурации о том, что принципы торговли с Китаем несправедливы, о необходимости выйти из соглашений NAFTA. Однако тогда это выглядело как элемент политической риторики, некое вербальное давление на партнеров, и мало кто считал, что уже скоро дело дойдет до практической реализации громких заявлений Д. Трампа.

«Америка на первом месте» стало новым принципом торговой политики США. Первый шаг — введение пошлин на импорт в страну стиральных машин и солнечных панелей, причем пошлина на стиральные машины установлена до 50%.

Следующий — наверное, главный — удар США нанесли по собственной валюте. Впервые за много лет секретарь казначейства Стивен Мнучин, прилетев в Давос, прямо заявил, что слабый доллар в интересах США. До этого момента (1985 г. пока опустим), что бы не происходило в экономике США, секретари казначейства всегда твердили: в интересах Америки — сильный доллар.

Надо сказать, что уже с первых дней Д. Трампа в Белом доме были слышны разговоры о слишком крепком долларе, однако до последнего момента ответ казначейства был один — это в наших интересах.

Надо сказать, что на финансовом рынке весь 2017 г. доллар продавали, продавали тихо, без спешки, индекс доллара потерял около 10%.

Финансистов можно понять: они хорошо запомнили, что бывает с долларом, если США говорят о необходимости его ослабить. После соглашений в отеле «Плаза» в 1985 г. доллар за два года потерял почти 50% к марке и иене.

Снижение доллара уже дает эффект. Очень хороший пример — Южная Корея. Национальная валюта вона в 2017 г. укрепилась к доллару на 20% к концу года. Это начало сказываться на экономических показателях: ВВП в IV квартале снизился на 0,2%, а экспорт упал на 5,4% — максимальное падение за 33 года!

Другие страны пока чувствуют себя неплохо, Китайский ВВП вырос в 2017 г. на 6,9%, но дождемся данных за I квартал текущего года. Итак, главное оружие США в торговой войне — это доллар и пошлины.

А что могут противопоставить основные противники, они же главные торговые партнеры, ну, скажем, Китай? Объем торговли между США и Китаем в 2016 г. составил $648 млрд. В 2017 г. будет больше. Китайский экспорт в США в прошлом году вырос на 7%. Дефицит в торговле с Китаем у американцев будет больше $300 млрд.

Цифры масштабные, есть за что бороться. Китайцы могут апеллировать ко Всемирной торговой организации, можно ограничить импорт американского мяса и автомобилей, можно ограничить выезд китайских туристов в США: китайские туристы за год тратят $260 млрд, а США — одно из самых популярных направлений.

Но самое главное «секретное» китайское оружие — это возможные действия на финансовом рынке. В начале года с чьей-то легкой руки по рынкам поползли слухи, что Народный банк Китая откажется от покупок гособлигаций США (трежерис) и даже начнет сокращать свой портфель в трежерис. Даже несмотря на то, что официально эту информацию не подтвердили, доллар стал активно снижаться к основным валютам и юаню: уже с начала года юань укрепился на 2%.

По данным Казначейства США, на ноябрь прошлого года китайцы владели трежерис на сумму $1 трлн 176 млрд. Они действительно с октября по ноябрь уменьшили на балансе количество американских облигаций на сумму $13 млрд, но за год увеличили на $127 млрд!

Могут ли китайцы, начав сбрасывать трежерис, каким-то образом навредить США? Надо понимать, что основную часть гособлигаций держат американские резиденты — $13 трлн 600 млрд, еще около $1 трлн находится у американских компаний в различных офшорах. Как видно, доля китайцев в общей массе не очень большая.

Кстати, уже был пример, когда Китай активно продавал трежерис: в августе 2015 г. они сбросили американских облигаций на $185 млрд — и что? Никакого эффекта на американскую экономику это не оказало.

Допустим, китайские власти решат уйти от доллара и трежерис. Что может тогда случиться? Во-первых, они нанесут удар сами по себе: если они перестанут покупать доллары на открытом рынке, то резко вырастет курс юаня, что ударит по китайскому экспорту и в целом по экономике. Да, при сбросе американских бондов может резко вырасти доходность, что плохо отразится на кредитном рынке США (рост доходности базового актива приведет к росту доходностей по различным кредитным продуктам, а это ударит по потребителю). Но привлекательная доходность создаст дополнительный спрос на трежерис со стороны мировых корпораций, которые легко выкупят китайскую долю.

Как видно, даже у китайцев мало возможностей вести на этом поле какую-то масштабную войну. Скорее всего, китайские власти по-прежнему будут поддерживать доллар на внутреннем рынке, скупать его, постараются как-то диверсифицировать свои доллары (возможно создание инвестфонда, возможны инвестиции в сырье, увеличение доли золота и т. д.) Ну а главное — это развивать собственную экономику, внутренний спрос, чтобы со временем ликвидировать дисбалансы в мировой торговле».

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий