36 грн./долл.: сбудется ли прогноз Минфина?

36 грн./долл.: сбудется ли прогноз Минфина?

Новое падение курса гривны в этом году началось даже раньше, чем в прошлом. При этом Национальный банк Украины традиционно рапортует, что фундаментальных причин для обесценивания гривны нет. Тем не менее она уже благополучно потеряла 10% своей стоимости за последние 1,5 недели.

Нынешние объяснения НБУ, что всему виной некие аграрии, скупающие валюту за наличную гривневую выручку, которая появилась у них после сбора урожая – ничем не лучше предыдущей байки о пенсионерах, массово скупавших доллары после новогодних праздников в 2015 г., по словам тогдашней главы НБУ Валерии Гонтаревой.

«Проседание» обменного курса сейчас происходит на фоне заявлений премьера Владимира Гройсмана и того же НБУ о том, что без нового кредита МВФ удержать гривну от глубокого падения будет невозможно. Тем временем Министерство финансов в конце августа опубликовало стратегию управления госдолгом на 2018-2020 гг.

В ней исследуются 6 возможных сценариев в случае прекращения кредитной программы МВФ. Наихудший так и называется: «Валютный шок«. Он предусматривает падение курса до 36 грн./долл. к концу текущего года – вместо 30,1 грн./долл., заложенных в госбюджет-2018.

Насколько на самом деле кредит МВФ важен для стабильности гривны и какова вероятность реализации данного «шокового» сценария? Или он еще совсем и не шоковый? МинПром решил выяснить это с помощью экспертов.

Экономист Виктор Скаршевский выразил мнение, что минфиновский прогноз курса 36 грн./долл. к концу года в случае неполучения кредита МВФ является манипуляцией и запугиванием. «Еще ранее, в июле, член Совета НБУ говорил о 42 грн./долл. в таком случае», – напомнил он.

По словам эксперта, на самом деле нет прямой зависимости между курсом гривны и кредитами МВФ – что подтверждается многолетней историей сотрудничества Украины с Фондом. «На девальвацию гривны влияют другие факторы – это прежде всего внешнеэкономическая конъюнктура«, – пояснил он. Последние 2,5 года она была благоприятной для украинских экспортеров, напомнил В.Скаршевский.

«Это и позволило удержать курс в пределах 26-28 грн./долл.», – подчеркнул он. Эксперт также выразил мнение, что получение нового кредита МВФ не является критически важным, как это утверждают отдельные представители правительства и Нацбанка.

Министерство финансов и Кабинет министров Украины не имеют прямого доступа к деньгам, поступающим от МВФ – они зачисляются в международные резервы НБУ, напомнил В.Скаршевский. Но благодаря кредитному траншу МВФ у правительства появляется возможность для других займов.

В частности, это кредит на 600 млн долл. от Всемирного банка и гарантии ВБ под облигационный заем на 650 млн долл. – позволяющие сделать размещение украинских облигаций внешнего госзайма (ОВГЗ) под гораздо более низкий процент, чем без гарантий. И, наконец, существует возможность получения кредита в 500 млн евро от ЕС, для которого программа с МВФ является одним из условий, но не единственным.

«Таким образом, правительство в общей сложности может привлечь за счет новых займов до 2 млрд долл. – реально где-то 1,3-1,5 млрд. Это как раз тот объем, который почти закроет примерную потребность Кабмина в финансировании расходов до конца года», – отметил эксперт. Он подчеркнул, что получить такую сумму Минфин может и без кредита МВФ – за счет публичного размещения евробондов.

Годом ранее так и было сделано: тогда в сентябре Минфин занял 3 млрд долл. под 7,5%, причем спрос на украинские ценные бумаги в 3 раза превысил предложение, и это позволило снизить процентную ставку. В.Скаршевский выразил мнение, что и сейчас в октябре Минфин вполне мог бы выйти с публичным размещением евробондов в пределах 7,5% на сумму порядка 2 млрд долл.

«Конечно, это дорого, это снова жизнь от кредита к кредиту – но это и без кредита МВФ позволило бы избежать дефолтного сценария и пресловутого валютного шока», – подчеркнул он. Стоит также отметить, что тогда можно избежать и повышения цены газа для населения, которого МВФ требует сейчас от властей Украины в качестве условия для выделения нового кредита.

Эксперт также считает манипулятивным утверждение представителей власти о том, что кредит МВФ якобы нужен «для поддержки реформ». «Кредиты МВФ не решают проблему, почему Украина все время живет в долг, почему она потребляет больше, чем производит. Это как «день простоять и ночь продержаться» – позволяет снять остроту проблемы. Но в итоге лишь накапливает проблемы в национальной экономике», – пояснил он.

Тем не менее, хотя минфиновский сценарий «валютного шока» можно считать страшилкой для обывателей, тенденция к обесцениванию гривны все же имеется, полагает В.Скаршевский. «Мы вошли в девальвационный период. К закупке импортного газа перед отопительным сезоном прибавился еще и импорт угля. Кроме того, осенняя уборочно-посевная кампания в АПК – это рост спроса на нефтепродукты, которые также в основном поступают по импорту. Весь этот набор факторов будет способствовать тому, что спрос на валюту будет превышать предложение»,– пояснил он.

Вместе с тем благоприятная внешнеторговая конъюнктура в виде высоких мировых цен на продукцию украинских экспортеров (зерно, металл, руда) будет способствовать притоку валюты в Украину и удержит гривну от глубокого падения по сценарию Минфина.

«Если ничего не произойдет, не будет форс-мажорных факторов, то курс будет стремиться к отметке 30 грн./долл. к концу года – как это и предусмотрено в госбюджете-2018. Но это не жесткий потолок, возможен «+/-«. С февраля по июль опять возможен откат в сторону укрепления гривны – как это было в текущем году и ранее, если сохранится благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура», – спрогнозировал В.Скаршевский.

 

Игорь Воронцов

 

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий