Олег Панфилов: Без «дружбы» с Лукашенко Россию точно ждет распад

Олег Панфилов: Без «дружбы» с Лукашенко Россию точно ждет распад

«Россия существовала исключительно благодаря силе, а сейчас силы становится все меньше…»

Белорусы не будут «мальчиками на побегушках» у российского руководства – не так давно заявил президент Беларуси Александр Лукашенко. Российские и украинские СМИ молниеносно растянули цитату по новостям и даже заговорили о возможном обострении российско-белорусских отношений.

В свою очередь, грузинский публицист, профессор государственного университета Илии Олег Панфилов убежден в обратном. «Лукашенко периодически говорит вполне логичные «гадости» в адрес России, а Кремль это терпит, потому что все-таки сохраняет право за собой подкинуть денег Лукашенко и потом опять называться друзьями», – заявляет Панфилов. По его мнению, «дружба» России с Беларусью – предохранитель от распада «российской империи».

Впрочем, историк считает, что распад России – это естественный процесс ее будущего. «У искусственной страны с искусственным населением, а это страна, которая насильно объединяла в результате завоевания больше 160 народов, просто нет перспектив к существованию», – подчеркивает публицист.

О том, как потенциальный распад Российской Федерации отразится на ее республиках, о страхах Путина перед «бандеровцами», о сохранении русского языка как главном информационном оружии России и многом другом Панфилов рассказал в интервью FaceNews.


Ранее Вы неоднократно говорили, что рано или поздно Россию ждет распад. Есть ли у Вас прогнозы, когда это может случиться?

Я как-то говорил, что это может произойти в ближайшее время, но точно сказать совершенно невозможно. Я исхожу не из того, что я точно знаю, что она распадется. Но у искусственной страны с искусственным населением, а это страна, которая насильно объединяла в результате завоевания больше 160 народов, просто нет перспектив к существованию.

У нее уже не будет имперских сил, потому что война в Грузии, война в Украине, плюс санкции – все это подточило экономику и, грубо говоря, «обломали зубы». Поэтому, естественный процесс будущего этой страны – это распад.

Распад всегда представляется как развал, отторжение, но трудно предположить, что может быть дальше, потому что трудно предположить, как поведет себя население.

Но повторяюсь, эта страна существовала исключительно благодаря силе, а сейчас силы становится все меньше. Попытка как-то объединить эти силы и создать Национальную гвардию из 400 тысяч человек – это, наверное, последнее, что может еще задержать процесс распада России.


Что касается Национальной гвардии. Ее создание Вы объясняли страхом Путина. Страхом перед населением, НАТО и «бандеровцами». Как Украина может этим воспользоваться?

Она уже достаточно много сделала. Потому что на самом деле, изначально предполагалась молниеносная операция: война и довольно быстрый захват Украины. С военной точки зрения, как мне кажется, эта операция подразумевала, конечно, захват Крыма, поскольку там население поддерживало «русский мир», с оттягиванием на себя тогдашней плохо профессиональной украинской армии. То есть в таком случае Украина оголяла другие свои пограничные области, и российская армия могла бы зайти с любого другого края: с Донецка, Луганска, Харькова и так далее. Но этого не получилось, и поэтому сейчас Национальная гвардия создается исключительно для охраны и спокойствия Путина.

Я уже как-то в одной статье сравнивал, что это напоминает ситуацию в Германии 30-х годов, когда создавалось СС. Это специальные службы, которые не только боролись с инакомыслием, демонстрациями и оппозицией к Гитлеру, но и потом были превращены в специальные войска. Здесь совпадение не только в причинах создания, но даже в цифрах, потому что армия СС составляла тоже 400 тысяч человек.

Путин


Возвращаясь к потенциальному распаду России. Как ново сформировавшиеся республики это переживут? СССР в свое время распался «без крови».

Нет. Конечно, это была небольшая кровь. Так называемые сепаратистские войны – Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Карабах. Было еще несколько попыток инициировать такие сепаратистские войны, но они были быстро погашены.

Но сами эти «сепаратистские войны», так же как и «ДНР», «ЛНР», были инициированы Москвой. То есть они не просто сами по себе появились. Когда они стали появляться, еще действовало КГБ, а при КГБ появление таких вооруженных формирований и сепаратистских настроений вряд ли могло само по себе существовать.

То есть все-таки «кровь» была. А вот что может быть с регионами России? Опять-таки, это из области предположений. Вряд ли, наверное, можно себе представить, чтобы была сибирская армия, или уральская армия. Но закономерный процесс какой-то должен происходить.

Во-первых, у большинства регионов России всегда было непринятие центра, который оттягивал все деньги. Москва всегда была богатым и дорогим городом, а все провинции жили очень бедно. Во-вторых, не нужно забывать, что на протяжении захватнических войн за последние 500 лет в одной стране вынуждены были сосуществовать народы, которые между собой ничего не объединяет: чукчи и чеченцы, к примеру. То есть какой-то процесс самосознания народов будет способствовать их развитию.

Пример показывает, что за эти 99 лет, начиная от Большевистской революции, централизация власти ни к чему хорошему не привела. В Советское время была только видимость этого, но как мы видим, Европа в те же годы ушла намного дальше, чем Советский союз.


То есть можно предположить, что некоторым республикам распад России даже на руку в экономическом плане?

Конечно. Если предположить гипотетически. Например, Сибирская республика обладает невероятным количеством сырьевых запасов. Я уж не говорю о нефти и газе, которые еще какое-то время могут быть полезны, там есть и алмазы, и железные руды, и никель и все что угодно. Экономически Сибирь сама по себе достаточно самостоятельна.

Тоже можно говорить и об Урале и, конечно же, о Дальнем Востоке как территории, которая обладает природными ресурсами, а самое главное, близка к мировым центрам – Японии и США.


А тем, у кого нет этих ресурсов, придется объединяться?

Первый регион, который может заявить о праве на самостоятельное существование, это Северный Кавказ. Он, во-первых, многонационален (только в Дагестане живут несколько десятков народов) и, конечно, у каждой национальной элиты есть свои взгляды и претензии на преимущество.

Поэтому сложно предположить, как смогут объединиться дагестанцы, чеченцы, ингуши, черкесы и так далее. Пока есть только одна сила, объединяющая их – это ислам. Каким образом создавать другой тип объединения, пока сложно сказать. Хотя пример уже был. В 1917-1918 годах существовала Горская республика, которая объединяла народы Северного Кавказа. К ее разрушению причастны опять-таки большевики. Возможно ли опять создание Горской республики? Если работать над этим, то возможно.

Крымские татары – это «бриллиант» независимости Украины


В одном из своих интервью Вы говорили, что если в Украине не смогут защитить крымских татар, то не защитят уже никого. Не так давно у нас создали Министерство по вопросам временно оккупированных территорий. Как Вы оцениваете эффективность этого инструмента? Действительно ли это то, что нужно?

Если это Министерство создается по примеру такого же Министерства в Грузии, только у нас оно называется по делам беженцев. Министерство, правительство и государственный бюджет выделяют деньги людям, которые были вынуждены уехать из Абхазии или Южной Осетии.

Естественно, мне кажется, у этого Министерства нет других функций, потому что военные и силовые функции – это прерогативы Министерства обороны и МВД. А помогать беженцам нужно.

Какие могут быть другие функции, пока не могу сказать. Но самое главное сейчас – укреплять в украинцах мнение о том, что Крым – это часть Украины, а крымские татары – часть многонациональной Украины. Чтобы не было никакого отторжения: «Вы мусульмане, вы тюркоязычный народ». Этого просто не должно быть.

Присутствие крымских татар в Украине – это «бриллиант» независимости Украины. И поддержка крымских татар может вызвать ответную положительную реакцию Турции, которая наконец-то начала обращать внимание на проблемы мусульманского мира. Более того, если с крымскими татарами все будет хорошо, Украина сможет получить дополнительные инвестиции из арабских стран, что тоже хорошо, как мне кажется.


Как Вы оцениваете политику Путина по части Крыма? Может ли ему надоесть международное осуждение до такой степени, чтобы просто вернуть полуостров под контроль Украины?

Не нужно делать из Путина великого политика. Все, что происходит в России последние 16 лет – это политика не одного человека, а группы людей, которые привели к власти Путина.

Трудно себе представить, чтобы непубличный человек, которого никто не знал, вдруг за 4 года сделал такую карьеру: попал в Москву, сдал директором ФСБ, премьер-министром и президентом.

Я думаю, что он выдвиженец группы генералов и политиков с имперскими взглядами. Они все сейчас вокруг Путина, это и глава администрации Сергей Иванов генерал-лейтенант КГБ, и Виктор Иванов, который еще недавно возглавлял Агентство по борьбе с наркотиками, тоже генерал-майор, и председатель Госдумы Нарышкин тоже офицер КГБ. Их очень много. Эти люди привели к власти Путина, и он выполняет их задачи. Так что не от него все зависит, а от группы товарищей.


Это касается крупных внешнеполитических задач. А что насчет судеб украинских политзаключенных, неужели здесь также решает коллективная «репрессивная машина»?

Конечно. Есть вещи совершенно непонятные, потому что они не имеют никакого отношения ни к закону, ни к правовым нормам. Даже люди с минимальными знаниями юриспруденции понимают, что есть очень много процессуальных нарушений. Взять даже суд над Надей Савченко. Ее же судили как офицера военного, а почему гражданский суд? Обычно военных судит военный трибунал или военный суд. И так далее.


Новый российский омбудсмен заявила, в России сейчас нет политических заключенных, поскольку в Уголовном кодексе о них ничего не сказано.

Товарищ генерал – новый омбудсмен «кривит душой», не зная о том, что происходило в СССР. Когда политзаключенными становились люди, которых обвиняли в обычных уголовных преступлениях. Например, «хулиган» Буковский, «тунеядец» Бродский. При этом, действительно, и в Советское время в Уголовном Кодексе не было прямых политических статей.

Сохранение русского языка – это сохранение населения, которое будет потреблять пропаганду


В СМИ наделала много шума статья Александра Бастрыкина (глава Следственного комитета РФ, – Ред.): «Пора поставить действенный заслон информационной войне». Что думаете об этом?

Я могу честно признаться, что я ее не читал. Но само сочетание Бастрыкин и обвинение кого-то в ведении информационной войны – это очень смешно.

Потому что Путин еще в сентябре 2000 года подписал очень странный документ – Доктрина информационной безопасности. Когда примерно на 36-ти страницах была расписана программа установления цензуры, пропаганды и государственной поддержки российских медиа.

И уже кто-кто, а Россия, конечно, с 2000 года начала мощную информационную кампанию против своих соседей, против тех стран, которых она называла врагами.

Мы в Грузии пережили эту информационную войну, особенно в 2008 году. Вообще она стартовала с 2006 года, когда начали депортировать из России этнических грузин, когда ввели эмбарго на грузинское вино, воду, фрукты. Украина, естественно, сейчас это переживает.

В принципе российская информационная война применяется сразу же, как только российские политики чувствуют опасность с какой-либо стороны. Что-то не то скажет Лукашенко – и против него начнется информационная война. Они, к сожалению, по-другому не могут.

Это единственная реальная сила, которая применяется Россией. Даже не военная, потому что военная мощь российской армии – уже посмешище. Они применяют информационное оружие и в связи с этим – русский язык. Потому что борьба за сохранение русского языка на постсоветском пространстве напрямую связана с информационными войнами. То есть сохранение русского языка – это сохранение населения, которое будет потреблять пропаганду.


Вы вспомнили Лукашенко. Как Вы восприняли его заявление: «Мы не будем мальчиком «на побегушках» у России»? Какими будут дальнейшие отношения между этими странами?

Знаете, в отношениях Лукашенко и России было огромное количество таких случаев. В середине 90-х было подобное политическое напряжение, когда Ельцин с Лукашенко поругались по поводу введения таможенного контроля и так далее, когда Беларусь закрыла бизнес для Бориса Березовского, и все автомобили, которые Березовский покупал на Западе и продавал в России, были заблокированы.

Тогда это длилось несколько месяцев, может, даже год. И тогда российское телевидение, даже тогда, при Ельцине, показало фильм Юрия Хащеватского «Обыкновенный президент» – такая жесткая критика Лукашенко. А потом все наладилось.

Беларусь для России очень важная страна. Потому что Россия думает, что Беларусь – это тот единственный друг, которому можно все время потакать и говорить: «Вот, мы единый народ и так далее». Лукашенко этим пользуется. Он периодически говорит «гадости» в адрес России, гадости вполне логичные, а Кремль это терпит, потому что все-таки сохраняет право за собой подкинуть денег Лукашенко и потом опять называться друзьями. Вот если Россия потеряет Беларусь, тогда все, империя точно будет распадаться.

Лукашенко


Тогда же, во время «прямой линии» Лукашенко заявил, что набирает обороты «новый этап холодной войны». Это так?

Нужно помнить, что Лукашенко – не современный политик, он постсоветской номенклатуры. А холодная война, естественно, идет. Потому что холодная война, это когда Запад пытается противостоять России, российской пропаганде и агрессии. Холодная война – это часть информационной войны.

Большинство российских либеральных политиков в своих имперских взглядах не отличаются от Путина


На совместной пресс-конференции Михаил Ходорковский вместе с Евгением Чичваркиным заявили о сотрудничестве с целью просвещения своих соотечественников-молодых политиков для изменения политического режима. Что-то из этого выйдет?

Я думаю, что российская оппозиция – это оппозиция не против российской системы, а лично Путину. Вот если бы оппозиционеры говорили о том, что после свержения Путина Россия признает вину за все агрессивные войны, оккупации, аннексии, тогда, может быть.

Но, к сожалению, большинство российских так называемых либеральных политиков в своих имперских взглядах не отличаются от Путина. И покойный Немцов когда-то говорил, что Грузия виновата в войне 2008 года.

То есть практически нет ни одного российского политика, который бы не говорил о Крыме или о других российских врагах с точки зрения империалистов.

Ходорковский и Чичваркин


Это у них в менталитете?

Да. Понимаете, когда бывшие советские республики борются за независимость как Грузия, как Украина, то есть много факторов, которые способствуют этому национально-освободительному движению и революциям. Самое главное – это фактор антикремлевской позиции.

Украинцы борются за независимость против Кремля, Грузия тоже. А против кого будет бороться Россия? И в отличие от Украины и Грузии, в России никогда не было традиций публичной политики, традиций свободы слова. Поэтому очень скептично нужно относиться к тому, что даже после Путина в России могут появиться какие-то современные политики.

 

Источник.


 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий